Краткие новости

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

astatsPRO Counter

217,950Visitors:
9Visitors today:
57Visitors yesterday:
56.95Visitors per day: Ø
1,257,099Page views:
104Page views today:
224Page views yesterday:
328.46Page views per day: Ø
5.77Page views per visitor: Ø
1,328Page views this page:
62Your own page views:
8.6%JavaScript enabled:
max.
519Max. online:
2011-01-23, 13:14:26at (date):
2,225Max. visitors per day:
2011-01-23at (date):
11,142Max. page views per day:
2009-01-25at (date):
 
2007-12-05Statistics started:
 
© 2006 mob-i-co

Кто на сайте?

Rambler top 100

Rambler's Top100 ---> Яндекс цитирования \n Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script COUNTEr-->

Экспорт новостей

Опросы

Как вам наш сайт?

Партнеры

death, 08.12.2007 22:06:00: Все для музыканта


Главная
Deep Purple история группы Печать E-mail
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
Автор Instal   
07.12.2007 г.

 
(по материалам книги О. Федорова Deep Purple - От "Оттенков пурпура" до  осколков "Метеора"

 

группа Deep Purple

Иногда в наши дни не всегда хочется говорить о чем-то новом и модном. Бывает, что так и тянет на скрежет металла, на воспоминания по прошлому, хочется перевернуть архивы, да так, чтобы самое забытое стало свежим, а самое далекое - самым близким.

История рока знает немало странных поворотов. Трудно сыскать столь невероятное стечение обстоятельств, в результате которых встретились и начали играть вместе участники первого состава "Deep Purple". Рассказ начнем издалека, с 1960 года - "бронзового века" в истории рока. В начале 60-х в Англии довольно популярна группа "Искатели" из Ливерпуля. В этой группе играл на барабанах и пел некий Крис Кертис. В 1964 году на волне успеха "The Beatles" эта группа побывала даже на вершине британского хит-парада. Но к 1966 году, после целого ряда не имевших успеха пластинок, разочарованный Кертис ушел из группы "Искатели", чтобы продолжить "поиск" в другом месте.

Кертис был знаком с неким Тони Эдвардсом, экономистом по образованию, делопроизводителем по профессии, который вел дела своего фамильного концерна по производству готовой одежды. В 1967 году Крис Кертис позвонил Тони Эдвардсу в Лондон из Ливерпуля и предложил стать своим менеджером, принялся льстить и уверять, что тот будет известным, как Брайн Эпштейн, затем приехал на встречу с Эдвардсом и буквально завалил своими идеями. Эдвардсу, со своей стороны, порядком наскучило бухгалтерское дело, надоела нудная обеспеченность и он, в общем, готов был рискнуть. Однако, не зная броду, решил сам не соваться, полагая найти себе партнера. В этом же здании этажом выше (над конторой Эдвардса) директором рекламного агентства работал тридцатипятилетний Джон Колетта. И хотя у него не было опыта работы в музыкальной промышленности, но по крайней мере хорошо знал пружины рекламно-рыночого механизма. Итак, покинув родной Ливерпуль, Крис Кертис приехал в Лондон. Знакомые дали ему какой-то адрес. Он пришел в небольшую, не очень чистую квартиру, где жил один музыкант. Попросился переночевать, потом остался на неделю, а там и на месяц. Хозяином квартиры был высокий молодой человек, пианист-органист, с классическим образованием и приятными манерами, но чрезвычайно непунктуальным. Органиста звали Джон Дуглас Лорд. Гостепереимство Лорда было косвенным образом вознаграждено сторицей, ибо вскоре он стал одним из краеугольных камней массивного здания рок-группы "Deep Purple".

Джон Лорд родился в городе Лестере 9 июня 1941 года. Отец его, Реджиналд, играл на саксофоне в местном танцевальном оркестре и часто выступал со своей сестрой Молли в танцевальных залах и рабочих клубах. Во время войны Реджинальд был прикомандирован к Лестерской пожарной команде, при которой организовал джаз-оркестр. Чтобы малолетний сынок не болтался у матери под ногами, отец брал его на дневные танцы, и таким образом Джон Лорд с самого "нежного" возраста пристрастился к музыке. В доме Лордов было пианино, и приблизительно с пяти лет маленький Джон принялся колотить по клавишам, пытаясь подобрать мелодию из репертуара папиного оркестра.

С семи лет Джон начал брать уроки фортепьяно и в течение десяти лет продолжал их, изучая историю музыки и композицию. В конце концов, сдал экзамены в Королевский музыкальный колледж. Не дотянув одного годы, Джон, против воли родителей, бросил учебу и поступил работать клерком в местную адвокатуру. Видимо, это было сделано не только для обретения независимости и самостоятельности. Джон по-прежнему занимался музыкой и, кроме того, проявлял живой интерес к театру и даже принимал участие в спектаклях.

"Клерк-артист", который мог прийти на работу поздно, уйти рано, а иногда вообще не явиться, адвокатов не особо устраивал. Через два года его вежливо уволили с работы. Тогда по совету друга Джон Лорд стал сдавать экзамены в Центральную школу драматического искусства в Лондоне. И, к своему огромному удивлению, конкурс, а в сентябре 1960 года переехал из родного Лестера в столицу. Отдел народного образования в Лестере обеспечил Джона стипендией. Учеба продолжалась до 1962 года, пока Джон не последовал за группой учителей в другое театральное училище. За такое самоуправство Лестерский отдел лишил его стипендии. Пришлось Джону начать зарабатывать себе на жизнь. Он начал выступать в пабах с джазовой группой под руководством тенор-саксофониста Билла Эштона, который в последствии стал руководителем национального молодежного джаз-оркестра Великобритании. Заработки Джона были мизерными, и хотя мать присылала несколько фунтов в неделю, денег не хватало. Джон влачил, в общем-то, полуголодное существование.

В 1963 году Джон Лорд объединился несколькими музыкантами в группу, которая после целого ряда изменений к 1964 стала называться "Артвундс". Эта группа исполняла рок и ритм-энд-блюз и стала довольно популярной в Лондоне, выступая практически каждый день. "Артвундс" выпустила семь пластинок и альбом под названием "Художественная выставка". Но успеха эти пластинки не имели. Именно в то время Джон стал известен в музыкальных кругах своей техникой. Его начали приглашать на записи в студии. Однажды на звукозаписи он познакомился с вокальным трио, участники которого в конце 1967 года организовали ансамбль "The fluopotman" (что-то вроде "Цветочногоршочнеки").

После успеха одной из пластинок они решили отправиться на гастроли, предложив Джону Лорду стать их пианистом и музыкальным руководителем. Именно в это время Крис Кертис и приехал в Лондон, поселившись в квартиру Джона.

Кертис песпрестанно и с энтузиазмом говорил о создании концептуальной группы. Он даже придумал ей название - "Карусель", бес конца пел дифирамбы какому-то неизвестному гитаристу по имени Ричи Блэкмор, который работал в Германии в одном из клубов Гамбурга. Уже в 1960 году Ричи Блэкмор был завсегдатым рок-н-ролльного клуба-кафе в Лондоне, расположенного на одной из рабочих улиц этого прекрасного города (швейцаром в этом кафе был некий Питер Грампф - будущий менеджер группы "Led Zeppelin "). Ричи в свои молодые годы не знал радостей жизни, он всю свою энергию в то время тратил на то, чтобы копить деньги на электрогитару. Накопив двадцать два фунта стерлингов, Ричи наконец обменял свой классический "Фреймус" на гитару "Хофнэр клуб-50" и, став, так сказать, "лошадным крестьянином", начал по вечерам играть с разными группами. Днем Ричи работал радиомехаником в Лондонском аэропорту Хитроу, продержавшись там без прогулов и увольнений без малого два года. В его задачу входило обслуживание радиоприборов самолетов. Работа была очень ответственная, но самое сложное состояло в том, что, выступая подчас вдалеке от Лондона, не выспавшийся Ричи должен был без опоздания являться на службу.

Но Ричи знал твердо, ради чего он страдал, так как ему вскоре удалось накопить на гитару "Гибсон-335" - прекрасный полудековый инструмент, точно такой же, как у американского рокера Чака Бэрри. В наши дни такой инструмент стоит более 1000 фунтов, и то подержанный, но в 1960 году новый такой инструмент стоил всего 35 гиней. Таковы результаты инфляции. Эта гитара стала постоянным спутником Ричи Блэкмора на последующие десять лет. Инструмент располагал к занятиям, и Ричи упражнялся по шесть часов ежедневно, достигнув виртуозности, которой завидовали многие музыканты.

На протяжении шести лет Ричи Блэкмор играл с разными группами, продолжая жить в родительском доме. Теперь его уже не так интересовал заработок, ведь всегда под боком у него были любящие папа и мама. Но в 1967 году вместе с группой "Дикари" Ричи приехал на работу в Гамбург.

"Дикари", выступив, уехали домой, а Ричи решил остаться и поселился в квартире со своей подругой Бэбз. Бэбз была невестой этого сумасшедшего парня, окончательно свихнувшегося на своей любимой гитаре и целыми днями рвущего гитарную струну. Правда, Бэбз нравилось, что Ричи ходит на различные студии звукозаписи Гамбурга, работая там и не платя с этих заработков налогов.

И вот именно тогда Крис Кертис и увидел Ричи с его гитарой. Ричи просто заворожил Криса своей виртуозностью, о которой тот рассказал Джону Лорду в Лондоне. Неизвестно, сколько бы продолжалась жизнь Блэкмора в Гаамбурге, если бы он не получил телеграмму с приглашением приехать на встречу с участниками будущей группы "Карусель".

Итак, в начале ноября 1967 года Крис Кертис, Джон Лорд и Ричи Блэкмор отрепетировали несколько номеров в квартире Джона Лорда и пригласили будущего менеджера Тони Эдвардса с его коллегой Джоном Колеттой на прослушивание. Прослушивание прошло удачно. Будущие менеджеры были полны энтузиазма. Но Крис Кертис, затеявший все это дело и взлелеявший в своих мечтах образ будущей группы, никак не мог переключиться с мечтаний на деятельность практическую.

Кертис никак не мог спуститься с небес на землю. Каждый день у него появлялись все новые и новые идеи.

"Поскольку наша группа будет называться "Карусель", - сказал он однажды. то мы все будем стоять в центре вращающегося круга-сцены, а вокруг нас будут вращаться разные певцы, барабанщики и так далее, и все будут появляться перед публикой по очереди".

Криса Кертиса все-таки выслушивали, так как в 1967 году он был известным в музыкальных кругах человеком...Группа "Искатели", из которой Кертис только что ушел, была очень популярной, Кертис был в теплых дружественных отношениях с участниками группы "The Beatles", и 7 декабря 1967 года даже был приглашен на открытие магазина одежды фирмы "Эппл", принадлежавшей знаменитой четверке. Через Кертиса и Джон Лорд попал в "высший свет", где познакомился с Джоном Ленноном и Джорджем Харрисоном и вперовые в своей жизни прокатился в настоящем роллс-ройсе. Однако в практическом плане в группе ничего не происходило. Крис Кертис каждый день приходил с новыми идеями, но все они как-то повисали в воздухе. Поэтому Джон Лорд не торопился уходить из группы "The fluopotman", обеспечивавшей ему жизнь, и вскоре вынужден был даже уехать с этой на работу в Мюнхен. К тому времени, когда Лорд вернулся из Мюнхена, Кертис куда-то исчез...

Оставшись таким образом на произвол судьбы, Блэкмор получил от Эдвардса и Колетты деньги на билет и уехал обратно в Гамбург не солоно хлебавши убежденный, что время потеряно напрасно.

ЭДВАРДС И КОЛЕТТА НЕ СДАЮТСЯ.

Рождество 1967 года было для Ричи Блэкмора праздником довольно мрачным. Никаких реальных перспектив, случайные заработки, уязвленное самолюбие. Дело в том, что десять лет Ричи непрестанно занимался и развил технику игры до ранее не слыханного уровня. Однако за последние семь лет музыкальной карьеры похвастаться ему было нечем. Правда, Блэкмор входил в десятку лучших английских гитаристов, однако эти гитаристы - Джэв Этт, Пит Тауншиенд, Джордж Харрисон, Кейт Ричард, Джимми Пейдж и Эрик Клэптон - достигли успеха и некоторой обеспеченности. А Ричи считал себя выше их всех. Он преклонялся лишь перед двумя авторитетами - Альбертом Ли и Джимом Саливаном, а через некоторое время это преклонение распространилось на Джимми Хендрикса. Неудивительно, что у Ричи развился несколько пессимистический взгляд на жизнь и затаилась обида на судьбу...

Тем временем в Лондоне менеджеры Тони Эдвардс и Джон Колетта ни за что не собирались сдаваться. Поняв, что от Риса Кертиса толку не дождешься, они послали телеграмму Джону Лорду, в которой говорилось, что если Джон Лорд возьмется за организацию группы, то финансы они обеспечат. По получении телеграммы Джон позвонил Эдвардсу и Колетте по телефону и назначил встречу через два дня. Ранее уже говорилось, что Джон отличался как на редкость приятными манерами, так и на редкость ужасной не пунктуальностью. На встречу, назначенную им же, Джон Лорд не явился, но все же через две недели приехал и дал согласие собрать группу. Начались переговоры, поездки в Гамбург, в Париж, и ,наконец, в Англии, в маленькой заброшенной деревушке Саралз Милнз, километрах в сорока севернее Лондона, за пятьдесят фунтов в месяц будущие менеджеры сняли амбар огромных размеров и дом, где участникам будущей группы "Deep Purple" могла быть предоставлена возможность собираться на репетиции, жить, прослушивать записи потенциальных кандидатов и вообще делать все, что им в голову придет.

По приглашению Джона Лорда Ричи Блэкмор снова пересек - в который уже раз - Северное море. Блэкмор предложил Джону пригласить в группу барабанщика Буби Вудмана Кларка, работавшего во Франции. В музыкальных кругах он был известен как первый ударник, применивший сдвоенные басовые барабаны. Играть на бас-гитаре пригласили Пика Симпере, а певца решили искать через газету. И вот в одной из газет было помещено объявление, в котором говорилось, что новой группе требуется певец на твердую зарплату - двадцать пять фунтов стерлингов в неделю.

Deep Purple после концерта...На объявление откликнулось более шестидесяти человек, к сожалению, по большей части совершенно не подходящих. Одним из возможных кандидатов, который, в общем, произвел неплохое впечатление, был Ник Ангус. В разговоре после прослушивание он упомянул о некой группе "Лабиринт". "Барабанщик у них, - сказал Ангус, - получше вашего".

Барабаншик Иан Пейс, о котором шла речь, и певец певец из этой же группы Род Эванс были приятелями Ника. И в тот же день при встрече с ними Ник Янгус рассказал им о прослушивании и о том, что, по-видимому, будет петь в новой группе. "Несколько дней я не видел Рода, что было странным, потому что мы встречались каждый день, - вспоминает Ангус, - и только на третий день до меня постепенно дошло - Род Эванс сам поехал по объявлению в газете".

Действительно, все так и случилось. На вчерашнем прослушивании Род Эванс произвел такое впечатление, что место ему было предложено тут же. На следующий день Род привел своего приятеля, барабанщика Иана Пейса, который, как оказалось был знаком с Ричи Блэкмором и был не прочь тоже показаться новой группе. По этическим соображениям соображениям он не мог стучать в присутствие барабанщика Вудмана Кларка, и даже в его отсутсвие Пейсу было трудно играть именно на кларковских барабанах. Поэтому был придуман хитроумный план.

Вудман Кларк курил французике сигареты "Житан", которые продавали только в Лондоне, и то в специальных лавках. Для пополнения своих запасов ему приходилось ездить за сорок километров. И вот в один из дней "заговорщики" спровадили Вудмана за сигаретами в Лондон, а у Иана Пейса в тот день уже была наготове машина со своими барабанами. И как только Кларк уехал, к амбару подъехала машина, из которой Иан Пейс вытащил свои барабаны, расставил их, и...

Когда Вудман Кларк вернулся с сигаретами и увидел Иана Пейса, рассыпавшего разноголосые барабанные трели, он понял, что прибывание в новой группе закончилось. Мастерство Пейса не знало границ - иногда казалось, что это не человек сидит за двумя барабанами , имея всего две руки и две ноги, а гигантское стадо диких бизонов несется по пыльной прерии, грохоча тысячами копыт. С Вудманом обошлись, однако, по-джетельменски. Менеджеры заплатили ему сорок фунтов вперед, за потраченное время и понесенные расходы: но он был страшно опечален и недоволен.

Другое дело Ник Ангус, который на следующий же день простил своего приятеля Рода Эванса, сказав, что тот поет лучше него и что он на него не обижается.

Таким образом, состав будущей группы "Deep Purple" к марту 1968 года определился:

Джон Лорд - клавишные,
Ричи Блэкмор - гитара,
Ник Симпер - бас,
Род Эванс - вокал,
Иан Пейс - ударные.

Новый барабанщик группы Иан Пейс родился 19 июня 1948 года в городе Ноттингеме. Полное его имя Иан Андерсон Пейс. Его отец Киф Пейс в 30 - 40-е годы более пятнадцати лет проработал в танцевальном оркестре. А женившись. Киф Пейс пожертвовал своей музыкальной карьерой как раз тогда, когда его оркестр выходит на международ-ную арену.

Блэкмор, Пэйс, Лорд, Эванс, Симпер Средняя школа, в которой учился его сын Иан, была с научно-техническим уклоном. После нее Иан поступил в технический колледж, но после первого курса окончательно понял, что занимается не своим делом. С четырнадцати лет Иан начал барабанить по консервным банкам, ручкам кресел, шкафам И вот на день рождения - пятнадцатилетие - отец подарил ему барабанную установку. Установка хоть и была обшита красной сверкающе пластмассой с перламутровыми разводами, но звучала неважно На следующий год отец, убедившись, что игра на барабанах - это серьезное увлечение, а не минутная прихоть, купил сыну профессиональную установку "Приэр".

Первой настоящей работой молодого Пейса стала игра в оркестре с отцом по субботам. Вальсы, фокстроты, квикстепы, два прихлопа хай-хстом... Однако вскоре Иан Пейс стал играть в местной рок-группе. А еще через некоторое время был приглашен в группу "М15", в которой уже пел Род Эванс. Тогда же группу переименовали в "Лабиринт".

Род Эванс руководил разными группами с семнадцати лет. Он родился 19 января 1947 года в городе Слау. Сначала пел в местных клубах, затем стал выезжать с некоторыми группами за границу. В январе 1967 года группа "Лабиринт" получила трехмесячный контракт в Милане, в Италии. Именно тогда, на пароме, Иан Пейс и познакомился с Ричи Блэкмором, который тоже плыл через Английский канал (так англичане называют Ла-Манш) в Германию. После окончания работы в Италии группа "Лабиринт" приехала в Гамбург на три недели, и новые товарищи вновь увиделись. Несмотря на постоянный заработок, группа "Лабиринт" никаких заманчивых перспектив ее участникам не сулила. Поэтому, когда Ник Ангус рассказал Роду Эвансу об объявлении в газете, тот без колебания на него откликнулся. И вот вслед за ним к новой группе присоединился и Иан Пейс.

Иан Пейс вспоминает "Тогда мне было двадцать лет. И как большинство двадцатилетних, я был готов к чему угодно. Я приехал на репетицию, поиграл, и тут все согласились, что барабанщиком в новой группе должен быть я. Прослушивание мое было сделано как бы за спиной Вудмана Кларка, но такое, к сожалению, и сейчас еще случается. Что поделаешь?"

Итак, новая группа "Карусель" в марте 1968 года начала серьезные репетиции.

Старый дом в деревне, в котором жили ребята, по общему мнению местных жителей, да и некоторых участников группы, был населен привидениями. В холодных коридорах по ночам слышались чьи-то шаги, таинственные шорохи, какие-то завывания и всхлипы. Под кроватью Джона Лорда что-то шевелилось. Окно, закрытое на ночь на щеколду, могло само открыться, хлопать на сквозняке, а однажды холодной темной ночью Джон Лорд открыл глаза и увидел, что по комнате ползет полено, движимое к двери какой-то мистической силой. Дверь со скрипом открылась, и полено исчезло. У Лорда мурашки по телу не успели как следует рассредоточиться, как вдруг за стеной с оглушительным грохотом на пол упало старое лепное украшение, разбившись вдребезги. На следующее утро за завтраком ребята с ужасом в глазах рассказывали друг другу о пережитой ночи. И только один Ричи Блэкмор с невинными и чуть грустными глазами внимательно и сочувственно их выслушивал. На самом деле Ричи приходилось еще трудное, чем друзьям, - ведь нужно было самому ночью не спать, незаметно прокрадываться к своему стоваттному усилителю "Маршалл", тихо включать его, выставлять максимальную громкость, плавно приближать гитару к динамикам до тех пор, пока динамики не начинали скулить. Приходилось также привязывать и протягивать нитки, заставляя окна хлопать, двери раскрываться, а полено ползти по полу. Творческая жизнь, таким образом. шла не только днем, но и ночью.

ПЕРВЫЕ РЕПЕТИЦИИ, КОНЦЕРТЫ, КОНТРАКТЫ И ПЛАСТИНКИ.

Во время репетиций весной 1968 года Ричи Блэкмор пригласил своего старого знакомого звукорсжисссра Дерека Лоурснса послушать новую группу. Ребята произвели на Лоурснса хорошее впечатление, и он решил помочь им, тем более что только что родившаяся новая фирма Тетра граммотон", вернее, директор этой фирмы поручил Лоурснсу найти какую-нибудь новую интересную группу и попробовать записать ее. Демонстрационные ленты вскоре были уже готовы и посланы в Америку директору Тетра граммотон". Через пять дней из-за океана пришла телеграмма: "Настоящим подтверждаем аванс 2000 долларов и 9,0% отчислений с продажи пластинок в США, Канаде и Японии тчк Поехали тчк". Девять процентов могут показаться величиной небольшой, но для сравнения можно сказать, что английская фирма EMI предложившая аналогичный контракт в Великобритании, оговаривала всего 8% отчислений и никакого аванса.

Пока стороны обменивались телеграммами и письмами. "Deep Purple", тогда еще "Карусель", готовилась к первым гастролям.

Первый концерт состоялся 20 апреля 1968 года в городе Аструбе, в Дании. Гастроли по Скандинавии были рассчитаны на семнадцать дней, во время которых группа давала одиннадцать концертов. Джон Лорд вспоминает, что первые гастроли решили провести под названием "Карусель". Расчет был простой: если гастроли пройдут плохо, то по возвращении в Лондон название можно будет сменить, а о скандинавских гастролях вообще не вспоминать и никому не рассказывать.

Еще во время репетиции, весной 1968 года, в деревне Саралз Милнз, на столе у участников группы в амбаре все время лежал листок бумаги и ручка. Каждый, кому в голову приходило какое-нибудь название, мог это название записать. Список становился все длиннее. Одно из названий, которое обсуждалось всерьез, было "Орфеи". другое - "Огонь". Наконец однажды утром в конце списка появилось название, написанное рукой Ричи Блэкмора два слова: "Deep Purple" "Deep Purple" - это название любимой песни бабушки Ричи Блэкмора, которая была записана еще Бингом Кросби до войны. Окончательное решение называться "Deep Purple" созрело в Скандинавии.

Первая пластинка "Shades оf Deep Purple" ("Оттенки глубокого пурпура") была написана всего за два дня: субботу и воскресенье - 11 и 12 мая 1968 года. А 13 мая, в понедельник, звукорсжисссер Дерек Лоуренс смикшировал многодорожечную записью и матричная лента была готова. Одновременно с альбомом было намечено записать сингл (45 оборотов, одна дорожка). Сами участники группы считали подходящей для этого композицию на тему группы "The Beatles" "Help!", так как им самим очень нравилось, как они интерпретировали известную всему миру вещь. Надо отметить, что наряду с прекрасной аранжировкой пески Леннона - Маккартни "Help!", ребята записали и весьма оригинальную, с интерлюдией в модном псевдовосточном духе, обработку известной народной песни "Неy, Joe!" ("Ней, Джо'"). У дирекции фирмы "Тетра граммотон" появилась идея, чтобы первой "сорокапяткой" стала песня "Hush" ("Тишина"). Как показали дальнейшие события, это было одним из немногих правильных решений принятых администрацией. Несмотря на то, что "Тетра грэммотон" была фирмой новой, за ней все же стоял опыт организации группы крупных кино корпораций и финансовая помощь им.

"Сорокапятка" вышла летом 1968 года. Реклама новой пластинки была проведена профессионально, с надлежащим размахом, и к сентябрю 1968 года песня "Hush" поднялась в списке журнала "Билл-борд" до четвертого места и принесла группе популярность в США и ФРГ. Успех альбома был скромней - он достиг всего лишь двадцать четыре места. На родине, в Великобритании, и альбом, и пластинка "провалились" самым печальным образом Однако песня "Hush" стала популярной в Европе, в Новом Свете и, как это ни странно, в Новой Зеландии.

В это время ребята жили в Лондоне в гостинице "Ракулз", около вокзала, до тех пор пока менеджеры Эдвардз и Колетта не сняли для них небольшой домик номер I3 по Второй авеню, в лондонском районе Актонвейл. Ричи Блэкмор и его невеста Бэбз жили в одной комнате, Джон Лорд и Николас Симпер - в другой. Род Эванс и Пан Пенс - в третьей. Гостиная в доме была общей.

Именно в это время "Deep Purple" впервые выступила по телевидению. Когда все участники собрались в очередной раз в телестудии и пробовали всевозможные дубли, свет и т.д., Ричи Блэкмора, как всегда, не было. Но когда пора было снимать, он вдруг появился, буквально за несколько минут до съемки. Операторы уже готовили к съемкам Ника Ангуса, того самого певца, который год назад чуть не стал участником группы. Ричи заявил, что не видит пользы от того, что все собрались в телестудии, не делая ничего полезного. Он же в то время, когда все готовились к съемкам, повышал класс игры на гитаре в соседней студии, где его никто не знал, а стало быть, и не беспокоил.

В августе группа поехала в Швейцарию, выступила на небольшом стадионе с некоторыми другими группами. По возвращении в Англию "Deep Purple" принял участие в национальном джазовом фестивале в городе Сангурс, превратившийся позднее в ежегодный рок-фестиваль.(В 1984 году фестиваль переехал в другое место. Летом 1984 года "Deep Purple" после девятилетнего молчания снова возглавила его, но мы заглянули далеко вперед). В 1968 году национальный джазовый фестиваль был. организован администрацией лондонского рок-клуба "Марки", в котором в свое время выступали вес знаменитости. Группе "'Deep Purple" удалось заполучить там концерт, да еще когда - в субботу днем! Но публика приняла их плохо.. В зале раздавались крики "Халтура?". Многие приняли их за американскую группу, а в конце 60-х американцы перестали уже иметь такое огромное влияние на публику в Англии, какое они имели в эпоху Великих Битлз. И в конце концов расстроенные участники группы "Deep Purple" покинули сцену, как говорят, "под стук собственных копыт". Тем временем шла работа над вторым альбомом под названием "Book of Taliеsyn" ("Книга Тейлисина"). Когда вышел диск, он оказался более чем скучным.

В октябре 1968 года группа по приглашению своей пластиночной фирмы "Тетра граммотон" приехала в Лос-Анджелес в США. Ребята вылетели туда самолетом.

В Америке участников "Deep Purple" поселили в роскошном отеле. Он назывался "Отель входящего солнца". По случаю их приезда "Тетра граммотон" в спешном порядке выпустила "Тетра-альбом" -красочно иллюстрированный журнал, посвященный событиям из жизни фирмы. Журнал так ярко контрастировал с убожеством лондонской квартиры Джона Лорда с видом на помойку, что произвел на всех огромное впечатление. Фирма организовала для группы американские гастроли, "Deep Purple" должна была сопровождать группу "Queen" в ее концертной поездке по США. Первый концерт состоялся в лос-анджслссском "Форуме" перед шестнадцатью тысячами зрителей. Однако уже после второго концерта в Сан-Диего участники группы "Queen" не взюбили "Deeр Рurple". Толпы зритслей буквально отрицали "Queen" на фоне "Deep Риp1e". Пришлось в спешном порядке переделывать план гастролей, организовывая для "Deep Purple выступления в различных клубах.

Американские гастроли продолжались более трех месяцев. "Deep Рurple" зa это время побывала в Сан-Франциско, Вашингтоне и других крупных городах, а затем поехала на восток, в Детройт, Чикаго и т.д. Рождество встречали в Нью-Йорке. По этому поводу из Англии приехали жены и подруги. Все сразу стали грустить о доме, захотелось в Англию, в дождь, в сырость...

В середине января 1969 года "Deep Рurple" вернулась домой и стала готовить материал для третьей пластинки, запись которой состоялась в середине февраля 1969 года. В марте 1969-го Ричи Блэкмор и Джон Лорд, не сговариваясь, почти одновременно женились.

Итак, третья пластинка называлась просто "Deep Purple". Она вышла в апреле 1969 года. и поэтому название "April" ("Апрель") прочно пристало к этой пластинке. На конверте репродукция картин Иеронима Босха Myзыка в среднем темпе. В меру рока. в меру классики, в меру электроники. Приятная пластинка, не более. В Англии третий альбом был выпущен только в октябре 1969 года. И несмотря на то, что в нем было записано уже больше своего материала, основной упор делался вое же на чужие песни. Такая политика, проводимая по настоянию фирмы "Тетра граммотон" имела вредные последствия, так как в Англии стали говорить о "Deep Purple" как о еще одной "легковесной группе"

Впоследствии немало сил и времени было потрачено, чтобы это впечатление изжить. Ричи Блэкмор был страшно возмущен решением фирмы. В апреле 1969 года "Deep Purple" опять побывала в Америке на гастролях, во время которых события приняли зловещий характер. В группе намечался раскол. Ричи Блэкмор, Джон Лорд и Иан Пейс разошлись с певцом Родом Эвансом и бас-гитаристом Николасом Гимпером. Группу сопровождал менеджер Джон Колетта. Незадолго до конца гастролей между ним и тремя "отколовшимися" произошел тяжелый разговор. Блэкмор, Лорд и Пейс сказали, что больше они так играть не могут. Колстта уговорил их довести гастроли до конца, так как этого требовал контракт. Об энх временах Ричи Блэкмор вспоминает: "Род Эванс был неплохим певцом, но певцом балладного стиля. Баллады он пел прекрасно, но во время исполнения громких номеров голос его не передавал страсть, на ноты он не попадал. И поскольку группа двигалась в направлении хард-рока, стиль ее вес меньше подходил голосу Рода Эванса. Ник Симпер, в общем-то прекрасный басист, также не мог двигаться в этом направлении, он топтался на месте, поскольку, в сущности, был рокером старого стиля".

Еще с момента создания группы ее участниками был установлен закон, что все важные решения будут приниматься большинством голосов. В данном случае большинству пришлось подчиниться. Ник Симпер был очень обижен, расстроен, уязвлен, но Род Эванс, как это ни странно, виду не показал. Вскоре он обручился с американкой на богатой семьи, чтобы потом уехать жить в США.

Вернувшись в Англию, "Deep Purple" выступала в старом составе еще семь раз. Последний концерт группы "Deep Purple", первой модели, если так можно выразиться, состоялся 4 июля 1969 года. При уходе из группы певцу и бас-гитаристу выдали трехмесячное жалование, позволили взять необходимые усилители. Кроме того, им было предложено либо получить крупную единовременную сумму, либо получать в будущем отчисления от продажи пластинок, записанных с их участием. Ник Симпер соглашаться не стал - подал в суд и после долгого разбирательства получил десять тысяч фунтов, но потерял право на отчисления в будущем.

Род Эванс в суде не участвовал, единовременной суммы не получил и, как показали события, не прогадал, так как в течение восьми лет только от продажи старых пластинок он получал ежегодно по пятнадцать тысяч фунтов.

КАПРИЗЫ СЛУЧАЯ
Иан Гиллан, Роджер Гловер

Итак, раскол произошел. «Deep Purple» стояла на распутье. Однажды Джон Лорд заявил, что у него на примете есть один паренек, который «замечательно вопит высоким голосом».

Это и было началом создания второго состава «Deep Purple». Приехав в Лондон, «инициативная тройка» пригласила в студию звукозаписи нового певца, некоего Иана Гиллана, того самого, который, по выражению Джона Лорда, «замечательно вопит высоким голосом». С Ианом Гилланом пригласили и его товарища Роджера Гловера (бас-гитара). Оба они были участниками группы «Шестой эпизод». Узнав об этом, разгневанная администрация «Шестого эпизода», принялась названивать Джону Колетте, менеджеру группы «Deep Purple», в Нью-Йорк, где тот остановился для некоторых финансовых расчетов после гастролей. Она обвинила его в неэтичном поведении, в переманивании музыкантов, следовательно, в нарушении контрактов.

«Ничего не пониманию, — отвечал Колетта, — о ком это идет речь?! Какой Гловер? Какой Гиллан? Я эти имена слышу впервые!»

Иан Гиллан родился 19 августа 1945 года недалеко от Лондона, в музыкальной семье. Его дед по матери был профессиональным оперным певцом. Когда-то этот самый дед шлифовал свой сочный баритон у миланских профессоров. Гиллан вспоминал, «как мать сидит за роялем, пытаясь сыграть одну из популярных мелодий, начиная снова и снова, каждый раз ошибаясь, а маленький Иан смотрит на нее, затаив дыхание».

Гиллан обучался в Актенской школе, той самой, которую закончили в свое время Роджер Долтри, Пит Тауншенд и Джон Кэнтвисол — участники известной всему миру группы «The Who». И, как тысячи мальчишек его поколения, пристрастился к рок-н-роллу, слушая Элвиса Пресли. В шестнадцать лет Иан решил стать кинозвездой, и, по примеру Элвиса Пресли и Клиффа Ричарда, которые попали на большой экран, став сначала популярными певцами, Гиллан решил попытать счастья в музыке. В один из выходных он пригласил к себе домой ребят-~з своей школы. Пришло двенадцать человек с акустическими гитарами, У koro на гитарах были все струны, те играли соло и ритм-партию, а у кого струн не хватало, те изображали бас-гитару. Через час терпение домашних лопнуло, ребятам пришлось разойтись. Тем не менее таким вот образом появилась первая группа Иана Гиллана «Самогонщики», которая играла раз в неделю в местном молодежном клубе. В качестве платы клуб предоставлял им помещение для репетиций.

Гиллан вместо усилителя применял тогда старый магнитофон, ставя его в положение «Запись». Заодно он стучал на барабанах, правда палочка у него всегда была одна — в другой руке у него была металлическая щетка, которой он во время пения не забывал водить по стиральной доске. Большой барабан был позаимствован из духового оркестра Армии Спасения. У хай-хета не было нижней тарелки.

«Когда я пел, — вспоминает Гиллан, — у группы не было барабанов, когда я играл на барабанах, то у группы не было солиста, так как очень неудобно петь и стучать одновременно».

После нескольких недель выступлений в клубе Иану Гиллану повстречались какие-то ребята и предложили играть с ними. Группа их называлась «Копья». Это было уже кое-что посерьезней, чем «Самогонщики». В составе этой группы Гиллан пел с 1961 по 1964 год, все это время днем работая в фирме по ремонту холодильников. Хотя группа «Копья» была непрофессиональной, участники относились к делу очень серьезно. У группы был собственный красный автобус. Правда, он был давно уже списан одной почтовой фирмой, на ходу чихал и кашлял, заставляя и своих пассажиров делать то же самое. У музыкантов были хорошие инструменты, а сам Иан Гиллан, именовавший себя в то время Джес-Громовержец, купил себе настоящий усилитель с колонками. В конце концов однажды группе «Копья» предложили постоя нное место в привокзальной гостинице в Ричмонде, на юго-западе Лондона.

Место это освободилось после того, как другая группа, некие «Rolling Stones», после успеха своей первой пластинки отправились на гастроли. В 1964 году группа «Копья» распалась. Иан Гиллан, поучаствовав в некоторых других группах, влился в состав профессиональной группы «Шестой эпизод». Вскоре «Шестой эпизод» отправился на два месяца в Бейрут, где тогда еще все было мирно и спокойно, где еще не стреляли. Басистом в «Шестом эпизоде» был Роджер Гловер.

Роджер Гловер родился 30 ноября 1945 года в Южном Уэльсе. Когда ему было девять лет, родители его решили стать содержателями паба (пивного бара). И пока они заканчивали годичные курсы в Лондоне, Роджер жил у тетки в Ливерпуле. Через год его родители приняли паб в лондонском районе Этлскорт. Роджер вместе с родителями поселился в верхних этажах над па бом.

Во многих английских пабах по вечерам выступают музыканты, Интерес к музыке у маленького Роджера зародился именно тогда, когда по вечерам он тихо выползал из постели, спускался на цыпочках по лестнице, чтобы послушать какой-нибудь очередной ансамбль, имеющий в своем составе банджо и две стиральные доски.

В двадцать лет Роджер Гловер купил себе гитару и начал увлекаться не только роком, но и другими стилями, Но на гитаре ему было играть трудно. Тогда он снял первые две струны и стал бас-гитаристом.

Деньги на настоящую первую гитару ему одолжил дядя. И, чтобы выплатить долг, Роджер каждое утро перед школой разносил газеты в своем районе. Первая школьная группа Гловера называлась «Медисонз». У этой группы были соперники — другая школьная группа под названием «Молнии». Со временем обе эти группы объединились, и в 1963 году, когда Роджер Гловер закончил школу и поступил в художественное училище, «Молнии» переименовали себя в «Шестой эпизод». В начале 1965 года, когда Иан Гиллан вошел в их состав, ребята из группы «Шестой эпизод» стали профессионалами.

Во время поездки в Бейрут участники «Шестого эпизода» почувствовали вкус славы. Список популярных групп в Бейруте ограничивался двумя журналами. И вот «Шестой эпизод» перещеголял все группы, которых было не так много в данных списках, и стал самым популярным коллективом в ливанской столице.

Выступали они в огромном зале, вмещавшем три с половиной тысячи человек, а высокие ближневосточные гонорары тратили на покупку аппаратуры.

Иан Гиллан вспоминает, что уже тогда у них на сцене стояли огромные колонки и усилители, по виду напоминавшие нью-йоркские небоскребы, По музыкальному стилю «Шестой эпизод» была типичной поп-группой с упором на пение аккордом типа «Бич Бойз», завоевавшей, подобно Великим «Битлз», сердца поклонников рока 60-х годов. Группа могла играть в принципе в любом стиле, и, видимо, из-за этого собственного стиля не имела.

В 1968 году Роджер Гловер и Иан Гиллан стали пробовать писать свои песни. «Я написал стихи, простые такие, частушечного типа, а Роджер вдруг попросил написать стихи для серьезной песни, — вспоминает Иан Гиллан,— но я ответил, что писание стихов — это занятие для маменькиных сынков в чистых костюмчиках и при очках».

Несмотря на то, что состав «Шестого эпизода» оставался, в общем-то, неизменным. барабанщики в нем регулярно менялись. Один из них, зачарованный в Бейруте «чувственным танцем живота», остался на Ближнем Востоке навсегда. Пришедший вслед за ним ударник тоже задержался ненадолго. И вот летом 1968 года в группу пришел Ник Андервунд, барабанщик, который раньше играл с Ричи Блэкмором в группе «Нарушители закона». Именно Андервунд в 1969 году случайно встретил Ричи Блэкмора и порекомендовал ему Иана Гиллана. Вот так будущий певец группы «Deep Purple» зависел от судьбы, вернее, от ее капризов. Не столкнись случайно нос к носу на улице Андервунд с Блэкмором, и кто знает, услышал бы мир грандиозный и мощный голос Гиллана в сопровождении «Deep Purple»?

К весне 1969 года, как раз в то время, когда Андервунд рекомендовал Блэкмору Гиллана как певца, а группа «Deep Purple» писала уже второй диск, в группе «Шестой эпизод» наметился творческий застой и даже легкое «музыкальное гниение». Иан Гиллан поговаривал с товарищами о создании новой группы с новым названием, но все получилось иначе... На одно из выступлений «Шестого эпизода» пришли Ричи Блэкмор и Джон Лорд. А на следующий день Джон Лорд позвонил Иану Гиллану и предложил ему стать участником «Deep Purple».

Гиллан пригласил и своего приятеля Роджера Гловера, чтобы показать «Deep Purple» свои песни. На встрече выяснилось, что по стилю эти песни группе не подходят, но все же Роджеру Гловеру было предложено место бас-гитариста. «Спасибо, — ответил Роджер Гловер, — но я свою группу покинуть не могу. Достаточно и того, что от нас уходит певец, а если и я еще уйду, группа развалится и все остальные ее участники останутся без работы».

Следующая ночь для Гловера была мучительной. Он провел ее в размышлениях и не сомкнул глаз до самого утра. С одной стороны, он был ошеломлен виртуозной игрой Ричи Блэкмора, Джона Лорда и Иана Пейса, а также свежестью их музыки, которая была так не похожа на то, что ему доводилось слышать ранее.

С другой стороны, ему было больно оставлять друзей, с которыми пройдено немало дорог... Но под утро он все же пришел к выводу, что группа «Шестой эпизод», так сказать, морально устарела и что она не выживет, даже если он в ней останется.

Переход Гиллана и Гловера в «Deep Purple» вызвал, как уже говорилось " ранее, административную войну между менеджером Джоном Колеттой, с одной стороны, и менеджером группы «Шестой эпизод» — с другой. На перебежчиков подали в суд за нарушение условий контракта, но, в конце концов, менеджеры все устроили полюбовно, без суда, за компенсацию в три тысячи фунтов.

 

В ПОИСКАХ НАПРАВЛЕНИЯ.
«КОНЦЕРТ ДЛЯ ГРУППЫ И о РКЕСТРА»

В разгаре всех этих приходов и уходов, а также переходов, выпуск второго альбома группы «Book of Taliesyn» («Книга Тейлисина») в Англии в 1969 году прошел для публики почти незаметно. Альбом был скучным.

С одной стороны, на пластинке не было ничего, что привлекло бы к ней внимание, с другой — у администрации фирмы «Тетра граммотон», записывающей группу, был хлопот полон рот. Ей было не до рекламы пластинки. Из Америки менеджерам «Deep Purple» поступали тревожные донесения о том, что «Тетра граммотон», задолжавшая огромную кучу денег, находится на грани банкротства. Ее долг в июне 1968 года составлял миллион долларов, а к февралю 1969 года уже два миллиона. Дело в том, что пластиночная компания было отделением основной, которая вкладывала деньги в кинофильмы, проваливающиеся один за другим. Но владельцам фирмы нужно было поддерживать иллюзию успеха. Они по-прежнему содержали огромный штат, по-прежнему принимали посетителей в огромных кабинетах с коврами, по-прежнему ездили на лимузинах и летали первым классом. Короче говоря, деньги, на которые рассчитывали участники «Deep Purple», из Америки не поступали. И для того чтобы как-то жить, менеджеры начали организовывать для группы максимальное количество выступлений. Поскольку Англия — страна небольшая, на гастроли там ездят своим транспортом. И вот на микроавтобусе, выкрашенном в пурпурный цвет, и на двух машинах участники группы «Deep Purple» гастролировали вместе с оборудованием.

В будущем мы увидим, что нет худа без добра, и что банкротство «Тетра граммотон» пошло, в конце концов, на пользу «Deep Purple». Но тогда, летом 1969 года, кривая материального успеха печально смотрела вниз. Но ребята все же не скучали. Они были вместе, впереди их ждали голубые дали, музыка их была свежа даже для них самих, им было весело, интересно и смешно. В дороге они все время шутили, смеялись и были вполне довольны жизнью бродячих артистов.

Где-то в конце 70-х годов, уже после распада группы «Deep Purple», Ричи Блэкмор будет часто вспоминать об этих днях.

«Мне всегда нравилась классическая музыка, особенно та, где присутствует партия виолончели, — говорит Блэкмор. — Я сам иногда поигрывал на этом прекрасном инструменте, испытывая максимум наслаждения от звучания волшебных струн. Но в то же время я всегда помнил, что стать настоящим виолончелистом симфонического оркестра не смогу никогда, так как всегда считал игру в оркестрах такой скукой, которая бы на меня действовала угнетающе. Я не могу играть сидя на одном месте. В общем, все это было довольно скучно. Поэтому мне всегда приходилось метаться между народной музыкой и классикой, с одной стороны, без которых я жить не мог, и роком — с другой. Больше всего для этой жизни подходил балаганный стиль существования, то есть поездки со всеми инструментами и аппаратурой на своем транспорте по белу свету. Тогда мы были счастливы». Роджер Гловер, взятый на место бас-гитариста, и Иан Гиллан были также счастливы, так как в последнее время к их песням в группе относились все серьезнее. Одна из первых песен, которую группа «Deep Purple» в новом составе стала репетировать, была «Speed King» («Король скорости»). Несмотря на то, что новому составу пришлось выучить новый, а бас-гитаристу и певцу старый материал, группа постоянно репетировала все свои номера, ставшие в будущем классикой и вошедшие в историю рок-музыки золотой строкой.

Перед началом репетиций и выступлений был нанят небольшой речной катер, и участники группы все вместе отправились в небольшое путешествие вверх, а потом и вниз по Темзе. Взяли с собой кучу пластинок, инструментов и решили отдыхать содержательно и культурно. Ричи Блэкмор прихватил с собой духовое ружье, и, усевшись на палубе, постреливал в проплывавшие мимо объекты.

На третий день катер достиг Уиндера, где недалеко от реки в фамильном замке королевская семья обычно проводит лето. Волосатый снайпер на катере привлек внимание местной полиции. И вскоре Ричи предстал перед судом за использование оружия, Менеджерам пришлось замять этот инцидент, впрочем не впервой. Долгими летними вечерами ребята обсуждали будущие музыкальные направления «Deep Purple», а Джон Лорд тем временем в споры не вторгался, а готовил тихо, в стороне, чтобы никто не мешал, материал совсем необычного свойства. Он давно говорил, что мечтает написать сюиту для группы и симфонического оркестра, которую хорошо было бы представить в королевском Альберт-холле.

Менеджер Тони Эдвардс, выслушав однажды эти мечты, без разговоров, не сообщая ничего ребятам, позвонил в Альберт-холл и нанял в сентябре помещение для концерта, а потом заявил Джону Лорду, что дает ему шесть месяцев на завершение проекта. Когда Джон Лорд понял, что Эдвардс не шутит, наброси лся на работу, используя каждую свободную минуту и часто даже просиживая ночами за партитурой.

Концерт должен был состояться в сентябре 1969 года. Когда первая часть была написана, ее отнесли музыкальному издателю, который пообещал, что поможет найти дирижера. Джон Лорд вспоминает: «Этот маститый издатель был другом знаменитого директора Малькольма Арнольда. По просьбе издателя Арнольд поехал в Лондон, посмотрел мою партитуру и, к великому изумлению Тони Эдвардса, нашего менеджера, дал согласие дирижировать оркестром».

Вскоре начались репетиции симфонического оркестра. Репетиции проходили на протяжении трех дней.

Блэкмор вспоминает: «Несмотря на то, что в симфоническом оркестре было сто десять человек, один аккорд, извлекаемый из моей гитары, заглушал всех участников, вооруженных скрипками, альтами, виолончелями и контрабасами», Но помимо того, что существовали технические и звуковые затруднения, с первого же дня возникали еще и музыкальные несовместимости, и даже несовместимости психологические, Профессиональные музыканты, имеющие законченное высшее музыкальное образование, все сто десять человек, с естественным негодованием взирали на группу длинноволосых «недоучек» и, как им казалось, «бесталанных выскочек».

Первая часть звучала скверно. Джон Лорд сник до отчаяния, а Тони Эдвардс сидел в зале тихо, схватившись за голову руками, Постепенно в рядах почтенных симфонистов назревал мятеж. Однажды во время репетиции одна дама, игравшая на скрипке, вскочила с места и заявила во всеуслышание: «Я не для того пришла работать в Лондонский филармонический оркестр, чтобы играть с какими-то второразрядными "Битлз"».. При этом она покосилась на Пейса и, забрав свою скрипку, покинула репетицию, не спросив даже разрешения у дирижера.

Но все же конфликт был постепенно преодолен, и первая часть постепенно была отшлифована, получив новое звучание. Когда же был устроен первый небольшой показательный концерт перед собравшимися специалистами и публика аплодировала с одобрением музыкантам и дирижеру, то все уже было позади — и сомнения, и личная неприязнь.

«Когда мы закончили играть первую часть, — вспоминает Лорд, — ко мне подошла та самая леди, что покинула зал во время репетиции, протянула руку и, улыбнувшись, принесла извинения».

Полный концерт в Альберт-холле вызвал благожелательные отклики на самых разных уровнях, Журналисты, работники телевидения и радио поняли, что перед ними не просто «музыкальные ребята», а серьезные люди. Передовая часть рок-меломанов почувствовала, что ей предлагают нечто большее, чем традиционное развлекательное поп-шоу, как это было во времена Великих Битлз. (Имеется в виду период бурных выступлений «The Beatles» в 1 963 — 67 годах, когда на Англию накатила волна «национальной истерии» — битломания,) I Телекомпания Би-Би-Си пригласила ребят на несколько премьерных программ. брала у них интервью, так как всех интересовали их творческие планы.

Вот отрывок из одного такого интервью:

Журналист: Итак, дорогие телезрители, мы с вами получили еще одних прекрасных музыкантов. Каковы же ваши планы на будущее?

Лорд: Дело в том, что у нас в группе до недавнего времени существовало два противоположных полюса. Я имею в виду себя и Блэкмора, который больше тяготеет к металлическому року. Я же всегда обращаюсь только к классике. Слава богу, наши творческие споры все же решились благодаря успеху в Альберт-холле, и я победил! Правда, Блэкмор и сам уважает классику, но играть ее ему скучно. Еще я люблю джаз.

Блэкмор: 0 да! Я — типичный рокер, но все же наши два противоположные полюса сделали свое дело — получилась неплохая программа, и мы оба довольны.

Тогда «Deep Purple» увлекалась музыкальным формотворчеством и в основном опиралась на классическое наследие прошлого. Лорд здесь занимал лидирующее место.

Но даже во время этого весьма неровного периода было ясно, что Ричи Блэкмор намерен переориентировать группу на хард-рок. Но вначале главенствующей фигурой в группе был Джон Лорд. Его классические наклонности обусловили обращение к сложным формам арт-рока. Такие вещи, как «Anthem» («Гимн») со второго диска и «April» («Апрель») с третьего, включали пышные струнные аранжировки в стиле барокко, В начале 1970 года пластинка с записью группы и оркестра под названием «Концерт для группы и оркестра» («Concerto for Group and Orchestra») была выпущена в Англии и в Америке. Вот один из отзывов: «Музыка "Концерта..." представляла собой довольно неглубокое и усредненное псевдоклассическое произведение а-ля Моцарт, время от времени прерываемое виртуозными, но абсолютно бессмысленными соло на органе и электрогитаре». Впоследствии сам Лорд назвал «Концерт» наивным, но в то время это производило впечатление.

По обеим сторонам Атлантики успех пластинки был более чем скромным. Но это было уже не так важно, так как многочисленные рецензии, статьи и отзывы уже были написаны, и задолго до появления пластинки.

1970
Классический состав — классическое звучание, или «Deep Purple», которую мы знаем

Ричи Блэкмор наконец решил, что пришло время действовать и ему. И он начал постепенно со все большей настойчивостью вести свою музыкальную политику и предлагать все больше материала. С сентября 1969-го по апрель 1970-го шла запись альбома под названием «Deep Purple in Rock» («Запечатленные в камне»).

Интуитивное чутье Блэкмора нашло великолепное подтверждение в ошеломляющем успехе альбома «Deep Purple in Rock». С выходом этой пластинки «Deep Purple» стали окончательно группой тяжелого рока. Произошло это в июле 1970 года. Лорд: «Могу констатировать, что случилось то, чего Ричи постоянно добивался».

Итак, время «Deep Purple» началось в июле 1970 года. Распались «The Beatles», признанные предводители рок-музыки. Кто заменит их? Главным претендентом на престол была группа «Led Zeppelin », но в гонке за лидерство участвовали и «Rolling Stones», и коммерческие возродители примитивного рока «Creedence». Но все они были на время забыты, когда вышла пластинка «Deep Purple in Rock». Все радиостанции передавали «Speed King» («Король скорости»), « Into The Fire» («В огонь») и «Child ln Time» («Дитя во времени») — лучшие песни диска. Современный металлический рок корнями • уходит именно в этот период, в музыку «Led Zeppelin», «Deep Purple», «The Who» и им подобных. Но в 1970 году ни термин, ни, так сказать, философия ' тяжелого рока еще не были изобретены. В 1970 году «Deep Purple» определяли термином «прогрессив», так как под этим названием прочно понималась глубина намерений музыкантов, высокий уровень их исполнительства.

Послушаем же диск «In Rock»: органное вступление «Child In Time», тяжелый, интенсивный ритм, глубокий, постепенно повышающийся вокал:

 

Милое дитя во времени,
Ты увидишь линию,
Прочерченную между
Хорошим и плохим,
Увидишь слепца,
Стреляющего в мир,
Пули летят,
Собирая жатву.
Если бы ты был плохим,
Тебя не достала бы смерть.
Ты лучше закрой глаза,
Нагни голову и жди,
Когда в тебя попадет рикошетом.

Напряжение все нагнетается и нагнетается, уже нет слов. Голос Гиллана звучит, как плачущая сирена... Когда он доходит до третьей октавы, все обрывается классическим твердым болеро... Виртуозная игра на гитаре и органе, и вновь Гиллан... Вещь несет явный антивоенный заряд, и многие в этот период рассматривали ее как призыв прекратить огонь — во Вьетнаме шла война. «История неудачника. Им мог быть и ты» — так коротко охарактеризована эта вещь членами «Deep Purple». Эта песня имела мало общего с остальными композициями группы, да и с самим роком — скорее с классической музыкой, но она свидетельствовала о редкой для поп-ансамблей композиционной зрелости и высоком уровне исполнительского мастерства.

Итак, пластинка «Deep Purple in Rock» вышла в 1970 году. Но не в апреле, когда была закончена, а лишь несколько месяцев спустя, когда утрясены были все проблемы с обанкротившейся фирмой «Тетра граммотон». Но, как говорится, нет худа без добра. Дело в том, что компания «Тетра граммотон» была приобретена могущественной корпорацией, «съедавшей» всех своих соседей. И к лету 1970 года «Deep Purple» получила не только все платежи по задолженностям, но и, автоматически, новый контракт с одной из самых мощных фирм грамзаписи. Радости ребят не было предела! Однако деятели новой дружественной фирмы особой радости по поводу товарищеского альянса с новой группой не высказывали. Их в основном интересовали модные эстрадные певцы, доставшиеся от «Тетра граммотон» по наследству.

Новая фирма называлась «Уорнер Бразерз». Вскоре она настояла на том, чтобы группа приехала в США и на огромной площадке под открытым небом исполнила сюиту из своих произведений. Площадка эта находилась в Голливуде. Кроме того, было организовано еще несколько концертов в Калифорнии, Аризоне и Техасе. Но на этом все не кончилось, поскольку пластинки «Deep Purple» не создали массовую аудиторию группе в США, да и новая фирма как-то не очень много приложила сил для рекламы концертов. По обычной, установившейся схеме в США популярные группы или певцы сначала выпускают свои пластинки массовыми тиражами, а потом уже эти песни звучат в концертном исполнении. В случае с «Deep Purple» дело обстояло совсем по-другому. Один раз побывав на концерте, публика возвращалась к пластинкам, чтобы еще раз в спокойной обстановке пережить услышанное. Именно этот процесс, начиная с лета 1970 года, и происходил в Англии с «Deep Purple». Ребята завоевывали свою публику, что называется, «в ближнем бою».

9 августа 1970 года «Deep Purple» должна была своим выступлением заканчивать джазовую программу Национального фестиваля. Но вдруг незадолго до выхода Тони Эдвардс узнал, что еще одна. группа добивается разрешения закончить фестиваль. Вот что об этом вспоминают ребята: Иан ГИЛЛАН: «Группа эта называлась «Yes» («Да»). Всякий, кто бывал на концертах, знает, что заканчивает представление самый популярный состав. Нам предложили выступать предпоследними. Наш престиж резко падал». Иан ПЕЙС: «В середине нашего выступления стало известно, что участники группы «Yes» появились. Мы сразу приняли решение: ДHe отдадим родной земли врагу!"

Ричи БЛЭКМОР: «По моему указанию рабочие сцены разлили по сцене и по колонкам бензин, нацепили на швабру горящую тряпку и по моей команде во время игры кинули эту тряпку на сцену. К этому моменту участники группы «Yes» уже были совсем близко от сцены, приноравливаясь уже, где что разместить и где кому расположиться».

Джон ЛОРД: «Взрывной волной едва не снесло наших врагов. Ричи внезапно сам вспыхнул, но сумел сбить пламя, однако гитара его продолжала гореть ярким пламенем. Поэтому он вынужден был опуститься на колено и продолжать свою партию. «Мы должны выступать последними, и мы выступим последними», — бормотал он сквозь зубы».

Публика была в трансе. Видимо, это произвело большое впечатление. Но закончить свое грандиозное выступление группа «Deep Purple» не смогла, так как тут же откуда-то примчались пожарные, и «все испортили», как считали сами участники «Deep Purple». Более того, группа «Yes» все-таки выступила, хотя и с некоторым опозданием. а из тысячи фунтов стерлингов, причитавшейся группе «Deep Purple» за концерт, администрация фестиваля вычла крупную сумму за вынужденный ремонт сцены и поломанные стулья.

Нужно заметить, что в это время целый ряд групп занимался разрушительством. Самым знаменитым в этом отношении был лидер группы «The Who» Пит Тауншенд, который в конце выступления каждый раз разламывал в щепки свою дорогую заказную гитару. Его примеру в это же время в некоторой степени следовал и Ричи Блэкмор. Правда, ему было жаль своей любимой гитары, поэтому на последнем номере он незаметно для зрителей менял гитару. Для разламывания была закуплена целая партия дешевых гитар в Японии, которые после концертов специально нанятые для этой цели рабочие тщательно склеивали и при этом хранили по контракту тайну, Фокус с гитарами придумал Тони Эдвардс. Ему было жаль «худенького Блэкмора», поэтому он нанял рабочих для склеивания гитар, которые потом снова шли «в дело».

Публика, побывавшая на концертах, знала, чего ей ожидать и от пластинки. Поэтому выход альбома «Deep Purple in Rock» был успешным. На конверте альбома все участники были изображены высеченными в огромной скале. Использована была игра слов и еще какой-то смысл. Об этом говорит Тони Эдвардс, менеджер группы:

«Слово «рок» можно понять еще и как «скала», так как оно имеет несколько значений. Здесь также содержится намек и на эпохальную значимость группы «Deep Purple». Мы узнали, что в США живет один скульптор, который высек из скалы многометровые лица пяти выдающихся американских президентов, потратив на эту работу более двадцати лет. И конверт нашего альбома имел в виду то же самое, что и работа американского скульптора». Но все же альбом не поднялся выше четвертого места в списке хит-парада. Он оставался в лучшей двадцатке популярных альбомов до конца 1970 года и в списке лучших тридцати до середины 1971 года.

Роджер Гловер вспоминает: «С моей точки зрения, «Deep Purple in Rock» была лучшей пластинкой группы, потому что в ней были свежесть, честность, искренне отношение к своей музыке, которую нам так впоследствии и не удалось переиграть». Гастроли продолжались все лето 1970 года до ноября. В середине ноября группа приехала в Скандинавию.

1971 — 1972
В ЗЕНИТЕ СЛАВЫ.
«Fireball», «Machine Head» и другие.

 

Fireball стал Золотым

Следующую пластинку «Fireball» («Метеор» или «Комета») начали записывать в 1971 году. Но запись затянулась на несколько месяцев, так как группа еще ездила на гастроли. Закончилась запись в июне 1971 года. Финансовые дела пошли теперь несколько лучше. Из-за налоговых соображений пластинки теперь записывались только за границей. «Мет ор» был последним альбомом, записанным на родине.

Гастроли 1971 года проходили удачно. Единственной «неприятной нотой» для группы стала таинственная болезнь басиста Роджера Гловера. Как только он выходил на сцену, его схватывали желудочные колики. Доктор прописал ему успокоительное. Но это не помогло. Тогда Роджер пошел к очень дорогому, но отличному специалисту, который после десятиминутного осмотра заявил, что Гловер абсолютно здоров и выставил счет за консультацию на двести фунтов стерлингов. Все же боли в желудке усиливались, и Гловер с трудом выстаивал до конца выступления. Иногда его даже приходилось подменять на несколько минут. В отчаянии он готов был уже забросить все гастрольные поездки, пока наконец, по совету своего врача не обратился к гипнотизеру.

Курс гипноза снова сделал Роджера здоровым человеком. Как выяснилось, колики были вызваны подсознательным нервным напряжением. Однажды, когда Гловер кривился от боли, Ричи Блэкмор, подойдя к нему, дружески сказал: «Если ты все равно умираешь, не можешь ли ты умереть на сцене, во время концерта, тогда кремацию трупа можно было бы включить в сценическое шоу?»

Любимым гастрольным увлечением Блэкмора к этому времени стала стрельба из рогатки. При слове «рогатка» нам вспоминается вильчатый кусок дерева, старые папины подтяжки и язык от заношенных башмаков. Но в Англии рогатки изготавливаются специальной фирмой фабричным способом, а самые дорогие модели имеют даже ручной упор для более сильного оттягивания и прицел. Такие рогатки бьют далеко и с устрашающей силой и точностью. И чтобы не причинять никому физических мучений, Ричи стрелял крыжовником, предпочтительно более спелым. Ему удавалось вышибать из рук невинных граждан сигареты и газеты. Развлечение это кончилось, когда в один прекрасный день Ричи имел несчастье попасть из своей любимой рогатки в голову одного из рабочих, прокладывавших дорогу. У рабочих была машина, и они не замедлили пустится вдогонку за обидчиками. К счастью, их машина вскоре застряла в дорожной «пробке», а музыканты, счастливые от того, что ушли от погони, умчались дальше в автобусе, увозившем их на концерт. И кто знает, что бы было, если бы их догнали рабочие? Может быть, пришлось бы отменять концерт.

Но вернемся к пластинке.

В июле запись концерта была закончена, а компания «Уорнер Бразерз» выпустила ее в Америке. Вскоре группа должна была уехать на гастроли в США. В Англии пластинка вышла в сентябре. «Писать музыку на гастролях, — сказал Ричи Блэкмор, — безнадежное дело».

Важнейшим компонентом песен «Deep Purple» всегда являлся текст. У большинства групп до «Deep Purple» он был явно вторичным элементом. Кроме того, «Deep Purple» включила в роковую схему элементы классической музыки, широко и виртуозно использовала орган в качестве солирующего, наравне с электрогитарой, инструмента.

Еще до «Метеора», сразу после гастролей в США выходит сорокапятка «Black Night» («Черная ночь»), которая занимает сразу первое место в хит-параде уже в самой Англии, а это кое-что значит.

И вот уже ведущие музыкальные программы, вспоминая «Битлз» и битломанию, впервые после распада ливерпульской четверки, утверждают зарождение новой мании — повального увлечения группой «Deep Purple». Еще более подогрело настроение публики сообщение о том, что Иан Гиллан споет арию Иисуса Христа в опере Узббера и Райса. Пожалуй, участие в опере «Иисус Христос — суперзвезда» принесло Гиллану не меньший успех, чем вся его деятельность в качестве солиста «Deep Purple». Можно сказать, что своей популярностью опера, в музыкальном отношении намного отстающая, к примеру, от опер «Томми» группы «The Who» или оперы «Артур» группы «Kings», в огромной степени обязана именно этому дуэту: Иан Гиллан — Мюррей Хэд (Иисус — Иуда).

Итак, на дворе стоял июль 1971 года. Группа была на гастролях в США, а в июне была записана (как уже говорилось) пластинка «Fireboll» («Метеор»), которая поднялась на вершину британского списка долгоиграющих пластинок. И, несмотря на то, что она оставалась там недолго, репутация группы «Deep Purple» как группы высшей категории была прочно закреплена. Правда, «Метеор» считался хуже предыдущей пластинки, столь нагремевшей, но на этом диске было несколько интересных песен: «The Mule» («Мул»), «Fools» («Дураки») с продолжительными пассажами Блэкмора на виолончели. Вообще, классическое влияние заметно на этом диске более, чем на любом другом. Еще радикальнее стали тексты. Такие песни, как «Fools» и «No, No,No» («Нет, нет, нет»), могут быть без всяких преувеличений отнесены к песням протеста.

Но все это было уже вторичным, а на первый план у группы вышла отнюдь не музыкальная проблема денег. С этого и началась деградация группы— Джон Лорд начал записываться с Тони Эштоном, Роджер Гловер пробует себя как продюсер, Иан Гиллан работает «на стороне» — поет партию Иисуса. В сентябре 1971 года «Deep Purple» снова выступали в Англии и закончили свои концерты в лондонском Альберт-холле. Родители наших героев были приглашены, как полагается, в королевскую ложу. Вскоре после этого концерта, правда, выступления всех рок-групп в Альберт-холле были запрещены навечно.

В сентябре-ноябре 1971 года были запланированы гастроли в Америку. На этих гастролях «Deep Purple» должны были выступать «красной стрелкой». Но перед началом концертов Иан Гиллан заболел инфекционной желтухой. Гастроли отменили, и только через два месяца, слегка оправившись, Гиллан встретился с друзьями в швейцарском городе Монтре, куда все они съехались записывать следующую пластинку «Machine Head» («Одержимый автомобилями»).

Первоначально запись планировалось проводить на передвижной студии «Роллинг Стоунз» — «Мобайл». Студию намеревались поставить около концертного зала казино, провести от студии, то есть от огромного автобуса, провода на большую сцену здания, где размещались бы музыканты с инструментами.

В день приезда в казино проходил концерт Френка Заппы и его группы. Все ребята пошли на концерт, во время которого какой-то жизнерадостный идиот пустил в потолок цветную ракету. Начался пожар, и хоть всем зрителям удалось выбраться целыми и невредимыми, зал сгорел. Пластинку записывать стало негде.

Вообще, все было кстати, так как сами ребята всегда называли себя самой невезучей группой в мире: как-то из грузовика вывалился и разбился вдребезги уникальный орган Джона Лорда, Иан Пейс регулярно терял свою ударную установку, а Ричи Блэкмор непременно заболевал перед гастролями. А теперь вот пожар поддержал эту репутацию, придуманную ради рекламы самими же участниками группы. И надо сказать, этой легенде о «невезучих» ребята следовали постоянно и старательно, Что поделаешь — реклама! На дворе стоял декабрь 1971 года. Туристов было мало, и вскоре удалось снять за небольшую сумму пустовавшую гостиницу «Гранд-отель». Самым подходящим для репетиций оказался длинный Т-образный коридор, добираться до которого из передвижной студии приходилось через задний ход, кухню и еще пару открытых балконных переходов.

Тот самый дым над водой. Пожар в казино вдохновил ребят на песню, которая впоследствии стала одной из самых широко известных композиций «Deep Purple». Эта песня стала составной частью рок-языка.

«Слова для нее, — говорил Иан Гиллан, — я набросал на бумажной салфетке, глядя из окна на озеро, над которым еще клубился дым догоравшего пожара».

Название же песни приснилось Роджеру Гловеру, словно Менделееву его таблица химических элементов, три дня спустя после пожара. Он вспоминал иногда: «Я проснулся среди ночи весь в поту и почему-то громко сказал: "Дым над водой"».

Несмотря на технические трудности, а может быть благодаря им, пластинка «Machine Head» удалась. Многие песни стали классическими. Со временем она стала самой популярной пластинкой группы. Количество проданных экземпляров достигло трех миллионов. Правда, по другим источникам этот диск считается вторым по популярности после «In Rock».

Лишь две вещи с диска «La~у» («Ленивый») и «Highway Star» («Звезда автострады») — были отрепетированы заранее. Все остальные были написаны тут же, на месте, почти сымпровизированы. Но нельзя не заметить явной монотонности этого диска, использования отработанных приемов и клише и в музыке, и в текстах, 1972 год был для группы напряженным. Ребята совершили пять гастрольных поездок по Америке и закончили бы шестую, если бы от инфекционной желтухи не свалился с ног другой член группы — Ричи Блэкмор. В конце 1972 года по числу продаваемых пластинок «Deep Purple» стала самой популярной группой в мире. Золотые диски шли к группе просто пачками.

После перенесенной желтухи Ричи Блэкмор был посажен врачами на строгую диету, которую во время гастролей соблюдать было трудно. В конце концов он купил переносную плиту и готовил себе сам в гостиничных номерах. В июле 1972 года участники группы вылетели в Рим для за писи нового альбома под названием «Who Do We Think We Аrе?» («Кто же мы такие?»).

Записи эти оказались, в общем, безрезультатными.

Дело в том, что Ричи Блэкмор стал критически относиться к певцу Иану Гиллану. В конце концов, 9 августа, ввиду явной безрезультативности, запись прервали, и группа вылетела в Японию.

Записи японских концертов в августе 1972 года вошли в пластинку под названием «Made in Japan» («Сделано в Японии»). Вот как об этих гастролях отзывалась в то время пресса: «Deep Purple" — одна из лучших сценических групп. Своим поведением на сцене она старается визуально подчеркнуть характер исполняемой музыки, она не скрывает своих эмоций, заставляет слушателей острее почувствовать песню, «врубиться» в нее. И это ей удается даже перед не говорящей по-английски аудиторией. Все они- разносторонние музыканты, к тому же идеально сыгранные. «Deep Purple» на концертах пускается в продолжительные импровизации, и некоторые песни, длящиеся 5 минут на пластинке, превращаются на концертах в получасовые сюиты. С другой стороны, группе удалось максимально приблизить звучание на концерте к студийному, пластиночному эталону, что (как говорит Джон Лорд) „всегда было главной задачей группы, и притом— очень сложной задачей, учитывая насыщенность дисков различными студийными эффектами"».

Япония встречала «Deep Purple» чуть ли не как национальных героев. Цветы, подарки, плакаты, транспаранты... Но самое удивительное было то, что на концерте после музыкального вступления двенадцать или тринадцать тысяч зрителей, все, как один, запели на английском языке слова песни «Child ln Time».

После Японии группа вновь поехала в Америку, и именно во время этих гастролей Иан Гиллан принял решение покинуть «Deep Purple». Он говорил: «Мне кажется, группа остановилась в своем музыкальном развитии, выступления превратились в какие-то эстрадные концерты, и со сцены мы иногда уходили, не пропотев как следует. Но дело не в поте, а в том, что исчезло возбуждение».

Не говоря ничего товарищам по группе, Гиллан написал в Лондон менеджерам Джону Колетте и Тони Эдвардсу письмо с заявлением об уходе. Уговорить Гиллана остаться им так и не удалось. Но он пообещал не делать по поводу ухода никаких публичных заявлений и отработать гастроли и записи до середины следующего года.

В ноябре 1972 года группа поехала в Германию продолжать работу над альбомом «Who Do We Think We Аге?» Записывались все на той же передвижной студии «Роллинг Стоунз». К этому времени отношения между участниками группы стали довольно прохладными. Шутки и балаганы прекратились, анекдотов никто не рассказывал, Блэкмор забросил свою любимую рогатку, и они с Гилланом друг на друга не смотрели. Теперь Иан Гиллан стал селиться отдельно, на самолетах с группой не летал, предпочитал наземные виды транспорта. В декабре 1972 года была выпущена пластинка «Made in Japan». Она была восторженно принята публикой, но в самой группе, а в частности, в лондонской штаб-квартире «Deep Purple», царила мрачная подавленность.

1973
НАЧАЛО КРИЗИСА.

Иан Гиллан уходил... В 1973 году выходит наконец диск «Who Do We Think We Are?», пожавший бурю. Альбом получился очень симпатичным и ровным. Но критика все же отметила, что, несмотря на возросшее исполнительское мастерство членов группы, музыка их явно деградировала в композиционном смысле. Вновь и вновь повторяя приемы, удачно найденные в «In Rock», группа зашла в тупик, повторяя самих себя.

В газетных интервью того времени музыканты не скрывают своей неудовлетворенности сложившимся положением. Кроме того, Ричи Блэкмор и барабанщик Иан Пейс поговаривали о создании новой собственной группы, а Роджер Гловер и Джон Лорд, по их мнению, в эту новую группу не годились. Они решили уйти от них.

 

Настроение на 0

Предвидя катастрофу, менеджеры встретились с Гловером и Лордом и поставили перед ними задачу — сохранить группу любой ценой. После долгих разговоров Джону Лорду удалось убедить Иана Пейса не уходить, После того как Пейс согласился остаться, Ричи решил, что уходить одному тоже нет смысла. Он тоже решил остаться, но поставил условие: в группе должны произойти музыкальные перемены. Нужен будет, в частности, не только новый певец, но и новый басист.

С самого начала своей карьеры «Deep Purple» — пример чрезмерной эмоциональности. Ричи — человек в черном, фантастический музыкант, безукоризненный джентльмен, но он мог быть и безжалостным, если речь шла о музыкальном материале, который не соответствовал его представлениям о совершенстве.

С требованием Ричи менеджерам пришлось согласиться, и в начале 1973 года «инициативная тройка» приняла решение постепенно отстранять от группы и вытеснять басиста Роджера Гловера. Вскоре тот заметил, что ребята стали относиться к нему со странной прохладцей, перестали прислушиваться к его предложениям и никуда не звали его с собой. Состояние его становилось все более угнетенным. И дело дошло все же до того, что после одного из концертов фоторепортер сфотографировал Гловера в своей грим-уборной в настолько подавленном состоянии, что фото поместили в одном из журналов с подписью: «Вот до чего доводит рок-н-ролл!»

Наконец в июне 1973 года, во время гастролей в Америке, во Флориде, Роджер Гловер подошел к менеджеру Тони Эдвардсу и потребовал объяснений. Эдвардс сначала отвечал уклончиво, но Гловер настаивал. В конце концов Эдвардсу пришлось объяснить, что Ричи Блэкмор останется в группе только при условии, что уйдет басист Роджер Гловер.

Возмущенный и оскорбленный Гловер тут же заявил об уходе, и последний концерт они отыграли в Японии, в городе Осака, 29 июня 1973 года, После этого концерта Ричи Блэкмор подошел к Гловеру и сказал: «Ничего лично против тебя не имею, Роджер, но твой уход необходим из музыкальных соображений». И он пожал Гловеру руку, а тому пришлось проглотить эту горькую пилюлю. Через несколько дней на нервной почве у Гловера началось сильное расстройство желудка и кишечника, и, вернувшись в Лондон, он не выходил из дома три месяца.

ГЛАВА III 1973 — 1975
TPETЬЯ CMEHA
ГЛЕН ХЬЮЗ, ДЭВИД КОВЕРДЕЙЛ.

«Инициативная тройка» — Блэкмор, Пейс и Лорд — остановила свой выбор на новом басисте в декабре 1972 года. Еще тогда они заприметили очень высокого молодого человека с длинными волосами до лопаток. Его имя было Гленн Хьюз. Он играл в группе «Трапеция». Выбор на него пал не только из-за владения инструментом, но и потому, что Гленн Хьюз был крепким певцом, Тем более что заменить певца такого калибра, как Иан Гиллан было непросто. Блэкмор также еще прочил некоего Пола Роджерса, солиста группы «Фри», но на это лестное предложение тот ответил отказом: «Я подведу тогда слишком много уважаемых мною людей».

В конце концов ничего не оставалось делать, как дать объявление в газете «Мелоди мейкер», так как Блэкмору не очень нравился голос Гленна Хьюза. В штаб-квартире группы на столе менеджера Джона Колетты стали появляться почтовые бандероли с лентами. Пришло около сорока предложений. Наиболее подходящих кандидатов вызывали на прослушивание, и никто из претендентов не знал, что идет прослушиваться к знаменитой группе «Deep Purple». Самым забавным было то, что все кандидаты старательно подражали Иану Гиллану. И вот на одной из лент, записанной, кстати, довольно скверно, некто пел неразборчивым пьяным голосом и только в одном месте брал высокие ноты. Было слышно, что у парня есть какой-то потенциал. Этот некто был Дэвид Ковердейл, продавец в магазине одежды и певец местной группы. Для него попасть в «Deep Purple» было невероятным.

Дэвид Ковердейл родился 22 сентября 1951 года. Его родители содержали паб, и шестнадцатилетним юношей он впервые выступил на сцене. Впоследствии он выступал в рабочих клубах и пабах, перебивая звон стаканов, обожал прогрессивный рок, в частности группу «Deep Purple», И вот в августе 1973 года, придя на прослушивание, он увидел своих кумиров. Любопытно, что Ковердейл, ставший впоследствии эдаким «международным секс-символом», в то время был толстым молодым человеком, с нелепыми усами, прыщавым лицом и к тому же страдал косоглазием.

Прослушивание его длилось шесть часов и прошло хорошо. Голос Ковердейла обладал достаточной силой и динамизмом. Но внешность его привела ребят в задумчивое недоумение. Ковердейла отправили к врачу, который дал ему таблеток для похудания, косоглазие тоже удалось вылечить, а после регулярного правильного питания у него очистилось лицо. И вот постепенно «гадкий утенок» на глазах миллионов поклонников превратился в невиданного ранее рок-принца.

Итак, 1973 год, Группа «Deep Purple» возрождалась в своем третьем составе, в своей третьей ипостаси.

Третья смена личного состава привела появлению в группе следующего поколения. Когда-то начинали все одногодками, а нынче Джон Лорд с высоты своего «житейского опыта» взирал на новоприбывших — басиста Гленна Хьюза и Дэвида Ковердейла, которые были на десять лет моложе его, После такого «переливания крови» группа начала репетировать и сочинять новый материал. К концу ноября была закончена запись следующей пластинки «Burn!» («Гори!»). И несмотря на то,.что из Америки шли заманчивые предложения, а организаторы гастролей сулили буквально золотые горы, решено было обкатать новый состав тихо, без шума, в городах Европы. Гастроли были запланированы на начало 1974 года. Но Европа не могла сулить группе «спокойные», как хотелось бы ребятам, гастроли. К примеру, на концерте во Франкфурте-на-Майне присутствовало девять тысяч человек, Ажиотаж на концерте творился неописуемый. Такое бывало, может быть, только на концертах знаменитой ливерпульской четверки. Поэтому «тихими» гастроли не получились. Но ехать в Америку на гастроли ребята все же пока отказались. Тем более что, как только закончились гастроли в Европе, Джону Лорду вырезали аппендикс.

И все же 3 марта 1974 года выступление м в Дейтройте «Deep Purple» начала американское турне. На этот раз, учитывая напряженность поездки, решили провернуть турне как можно шикарнее. Был нанят самолет «Боинг-720» под названием «звездный корабль». Это был самый комфортабельный частный самолет в мире, Плата за его прокат на один месяц составила сто двадцать семь тысяч долларов, Гастроли закончились в Калифорнии на огромном рок-фестивале, где выступали «Everson, Lake and Palmer», группы «Eagles», «Yes» и другие. Присутствовало более двухсот пятидесяти тысяч зрителей, Телекомпания Эй-Би-Си снимала весь фестиваль без перерыва целиком, За концерт «Deep Purple» получила пять тысяч долларов, а кроме того, еще девяносто тысяч долларов за право показа их по телевидению.

На фестивале такого огромного масштаба существовала одна небольшая техническая проблема. Перед тем как выступать, музыкантам необходимо настроить свои инструменты, расставить аппаратуру на сцене, что-то где-то подключить, подлатать и т. д. Все это проделывают перед своим выступлением как сами участники групп, так и многочисленные рабочие сцены, специально нанятые для этого. Эта процедура обычно занимает полтора-два часа. Публика, естественно, столько ждать не может. Поэтому на таких фестивалях строятся две большие сцены. На одной из них выступают, а в это время на другой готовятся к выступлению.

На Калифорнийском фестивале была одна сцена, но по ней перемещались три огромные сценические площадки. На одной шло выступление, на другой разбиралось оборудование, на третьей собиралась аппаратура и участники следующей группы готовились к выступлению.

Наши герои имели право выбора, и они запланировали свое выступление в конце фестиваля. У ребят был уже большой опыт работы на крупных мероприятиях такого типа, Лучше всего, по их мнению, да и не только по их, выступать последними.

Но все получилось не так, как хотелось. В самый разгар фестиваля, когда одна из групп должна была начать свое выступление, ударник этой группы заявил, что он на сцену не выйдет. Начался скандал...

Звукорежиссер и главный оператор телевидения кричали, что до начала выступления осталось шестьдесят секунд, все вокруг смешалось: и люди, и гитары, и микрофоны, и колонки, Положение было катастрофическим, Но вот откуда-то прибежал наконец распорядитель фестиваля и предложил разыскать ребят, чтобы они выступили вместо этой «бастующей» группы. Произошло это, так сказать, в самом апогее фестиваля. Прошло сорок пять минут. Терпение зрителей стало подходить к концу. К концу подходило и терпение организаторов фестиваля. И вдруг на сцену выскочил один из рабочих сцены и в микрофон выкрикнул одну лишь фразу: «А не хотите ли вы усл ышать своими ушами группу "Deep Purple"?» В ответ прозвучало многотысячное: «О-о-о-о! И Yes!!!»

Когда калифорнийское солнце живописно закатывалось за горизонт, «Deep Purple» была уже на сцене. Вокруг сцены расставлены телекамеры Эй-Би-Си, и менеджеры предупредили кинооператоров о том, что ни в коем случае не следует подходить близко к Ричи Блэкмору и загораживать его от бушующей публики. Известно было, что он может в таком случае «выкинуть номер». И вот началось выступление...

Один из операторов в поисках ракурса стал постепенно приближаться к Блэкмору. Тот двигался по сцене. Оператор подходил все ближе и ближе. И вот Ричи не выдержал и что есть силы ударил гитарным грифом по камере. Дорогая линза раскололась на куски. Потрясенного оператора пришлось унести на носилках в медпункт.

Вот и кульминация концерта... Несмотря на строжайшие правила противопожарной безопасности, Ричи Блэкмор попросил одного из рабочих сцены облить все вокруг бензином во время последней песни и сам все поджег. Раздались два мощных взрыва, одним из которых Ричи сбило с ног, волосы у него загорелись... Набежала полиция, пожарные. Все начали кричать. Тони Эдвардс и Джон Колетта призывали своих «разошедшихся» музыкантов к порядку, а в это время Ричи Блэкмор, поборов в смертельном поединке огонь у себя на голове, собирал обгоревшие остатки аппаратуры, радуясь одновременно, что и на этот раз им удалось выступить последними. Ричи был уже смирным. Дело было сделано. Джон Колетта подскочил к Ричи, схватил его за шиворот и впихнул в машину, которая уже стояла недалеко от сцены. И, не сказав никому «чао», Ричи умчался в неизвестность. За ними тут же полетела полицейская машина с включенной сиреной и мигалкой. В аэропорту, увидев такое, пилот «Боинга» взлететь отказался. Тогда Колетта пригрозил пилоту, что не заплатит ему ни копейки. Это было веским аргументом, и «Боинг» взлетел как раз тогда, когда полицейские уже бежали по взлетной полосе к самолету. Перелетев в соседний штат, Ричи Блэкмор был в безопасности.

На следующее утро в адрес менеджеров группы «Deep Purple» посыпался поток угрожающих телеграмм и писем, денежных счетов и требований возместить причиненный материальный ущерб. Несчастный кинооператор был настолько потрясен случившимся, что сам, по своей воле, уволился с работы и больше никогда к камере обещал не подходить. Когда же, через несколько недель, страсти улеглись, группа «Deep Purple» заплатила всего лишь пять тысяч долларов за починку телекамеры и небольшую сумму рабочему сцены, который утверждал, что от взрыва он оглох на одно ухо. И все же от этих драматических происшествий компания Эй-Би-Си тоже получила кое-что. Снятое на пленку действие со взрывом вызвало у зрителей, в свою очередь, взрыв аплодисментов. И этот взрыв аплодисментов принес телекомпании впоследствии многие и многие миллионы, Шел 1974 год... Для сорокапятилетнего менеджера группы Джона Колетты калифорнийские гастроли стали последней каплей, переполнившей чашу терпения. После этого он забросил дела группы, предпочитая отсиживаться в своей лондонской штаб-квартире. Таким образом, первый шаг к распаду группы был сделан.

В апреле-мае 1974 года, во время британских гастролей, в первом отделении играла британская группа под названием «Эльф», с участниками которой сдружился Ричи Блэкмор. Певцом в этой группе был Ронни Джеймс Дио, впоследствии ведущий солист группы «Rainbow » («Радуга»), организованной все тем же Ричи Блэкмором. В третьем составе «Deep Purple» было фактически два певца. И хотя официальным солистом был Дэвид Ковердейл, поющий басист Гленн Хьюз требовал для себя больше вокальных партий. Соперничество это прини мало

порой не совсем спортивный характер, и обстановка в группе была насыщена театральными интригами в духе худших традиций провинциального театра, Ричи Блэкмор очень это переживал. Семейная жизнь его совершенно расстроилась. Со своей женой Бэбз он разводился, Кроме того, то музыкальное влияние, которое принесли Ковердейл с его наклонностями к блюзу и Гленн Хьюз с его симпатиями к негритянским ритмам музыки фанк, вынуждало Блэкмора отстраниться, выступать на заднем плане и все меньше участвовать в творческом процессе.

Тем временем заработки «Deep Purple» стали напоминать по виду телефонные номера из семи цифр, и бухгалтер группы, учитывая высокий Неутомимый Ричи... один из лучших гитаристов мира прогрессивный подоходный налог, введенный лейбористским правительством Великобритании для борьбы с богатыми гражданами, посоветовал менеджерам покинуть родные края. Неохотно, но этому совету пришлось последовать. Тони Эдвардс и Джон Колетта переехали в Париж. Музыканты поселились в Калифорнии в районе Лос-Анджелеса. Для обсуждения финансовых дел по настоянию бухгалтера участники группы и менеджеры встречались каждые два месяца.

На эти встречи с разных концов света прилетали в Париж участники группы, '-"= их коммивояжеры, секретари и экономисты, как будто в Париже находилась штаб-квартира группы «Deep Purple». С финансовой точки зрения, переезд из Англии во Францию и Америку, может быть, и был мерой благоразумной, но, с другой стороны, был сделан второй шаг ко взаимному отделению и отчуждению.

В январе 1974 года вышел диск «Deep Purple» «Burn!». Многих этот альбом -- разочаровал. Стиль группы остался прежним, лишь несколько изменилась манера исполнения. Само же звучание стало даже традиционнее. Намного банальнее и проще стали слова песен. Но это была первая пластинка с новым составом. А летом 1974 года журнал «Нью Мюзик Экспресс» провел анкету на тему «Лучшие пластинки популярных групп». Среди четырех призовых дисков, собравших наибольшее количество голосов, был ««Deep Purple in Rock». В том же 1974 году был выпущен диск «Stormbringer» («Приносящий бурю»). Некоторые вещи на этом диске по духу были революционными, зовущими к борьбе за справедливость и гуманизм. На обложке изображен всадник, летящий по небу и влекущий за собой бурю и всеобщее уничтожение. Внизу, на земле, стоит ферма с загоном для скота. В первой песне, так и названной «Приносящий бурю», пелось о том, что сегодняшнее благополучие ни о чем не говорит — завтра небо затянет тучами, а в небе ты увидишь огненного всадника, несущего бурю, Буря все сметет с лица земли, и тогда ты станешь таким же, как твой сосед, и все станут равными. В начале 1975 года Ричи Блэкмор записывает свою сольную пластинку под названием «Ричи Блэкмор» с участниками группы «Эльф», где певцом был Ронни Джеймс Дио. И, несмотря на то, что Ричи не делал никаких официальных заявлений относительно своего ухода из группы «Deep Purple», в апреле 1975 года всем стало ясно, что он в группе останется ненадолго. Чувствуя это, менеджеры дали указание записать три последние концерта апрельских гастролей.

В июне 1975 года об уходе Блэкмора было объявленно официально. Иан Пейс, Джон Лорд и менеджеры считали, что группа достигла всего, чего хотела: ими было создано новое направление молодежной музыки под названием «Авангардный рок», и они начали подумывать об окончании жизни «Deep Purple».

Но молодое поколение, еще не успевшее так много сделать на музыкальном поприще, в лице Дэвида Ковердейла и Гленна Хьюза и слушать не хотело ни о каком конце.

«Где мы найдем такого гитариста? Кто нам заменит Блэкмора?»— сокрушался Джон Колетта. Кроме того, огромное давление со стороны пластиночной компании и разных гастрольных организаций приводило к огромному спросу на их музыку. Целая армия людей материально зависела от существования и функционирования группы «Deep Purple». И в такой о бстановке решиться на расформирование «Deep Purple» было нелегко. В конце концов менеджеры уговорили повременить с распадом Иана Пейса и Джона Лорда. Иан Пейс и Джон Лорд согласились, но впоследствии не раз жалели об этом.

Итак, возникла проблема — кем заменить Ричи Блэкмора? Однажды поздно вечером Ковердейл позвонил Лорду (они жили по соседству): «У меня есть пластинка с записью одного интересного гитариста по фамилии Болин, может быть, послушаем?»

Лорд и Ковердейл прослушали принесенную Дэвидом пластинку несколько раз подряд. Прослушав пластинку, Джон Лорд согласился: «Кандидатура, между прочим, очень подходящая. Когда мы сможем с ним познакомиться?» Дэвид ответил; «Можно будет в скором времени».

Вообще-то, выбор этот был несколько неожиданным, Во-первых, Болин был американцем (они тогда все жили в США). Во-вторых, Болин работал в стиле джаз-рока. В-третьих, он не знал ничего о «Deep Purple», В этот момент он работал над своей сольной пластинкой и был отрешен от всего мира, Но все же, несмотря на все эти затруднения, Болин принял приглашение стать лидер-гитаристом группы.

Шел июнь 1975 года. На свет появился четвертый, последний состав «Deep Purple», а группе осталось жить буквально несколько месяцев.

1975 — 1976
РАСПАД

Летом 1975 года новый состав выпустил последнюю пластинку группы «Deep Purple» «Come Taste the Band» («Попробуй группу на вкус»). На пластинке была изображена рюмка, налитая доверху вином, в этой рюмке плавали лица участников группы. На оборотной стороне пластинки стояла та же рюмка, но уже пустая: вино выпито, остались лишь следы губной помады от чьих-то губ, короче — все испито сполна. Это было символично. Так как эта пластинка была последней студийной записью, ею был забит последний гвоздь в крышку гроба группы «Deep Purple». И, как это ни грустно, в 1975 году группа прекратила свое существование. Но вернемся к июню 1975 года для того лишь, чтобы поставить все точки над «~».

Новый гитарист Томми Болин показал себя на прослушивании блестяще, а также в студии звукозаписи при работе над последней пластинкой. Но после записи пластинки, как только группа выехала на гастроли, игра на сцене лидер-гитариста стала'очень беспорядочной. Неприятная правда выяснилась, когда было уже поздно и отступать было некуда. Томми Болин был наркоманом! Героинистом... Для участников группы, которые, в общем, не чурались пива и даже чего покрепче, а порой могли позволить себе «самокрутку» из травы, наркотики были, в общем, не известны. Поэтому никто во время первых встреч с Томми Болином не смог распознать в нем наркомана.

Находившиеся в Париже Эдвардс и Колетта были вообще против включения в группу американского музыканта. Кроме юридических и организационных осложнений, они предсказывали еще и появление личных проблем, ведь американцы вообще всегда считали и считают себя лучшей нацией. Но советами менеджеров ребята пренебрегли. Болин стал лидер-гитаристом.

В августе 1975 года группа прибыла в Мюнхен для записи все той же последней пластинки. Не успели закончить запись диска, как от инфекционной желтухи свалился Гленн Хьюз. И до конца октября 1975 года наступило вынужденное безделье. К этому времени было уже решено, что дебют четвертого состава «Deep Purple» состоится в Гонолулу. В декабре 1975 года ребята уехали в Новую Зеландию погреться на солнышке... Концерты проходили с ошеломляющим успехом и были запланированы еще и в Австралии, а затем в Японии.

Как-то в дороге была сделана остановка в Джакарте. Индонезийский администратор сообщил группе: «Я планирую концерты в зале на семь тысяч человек, а вам я уже выписал аванс на одиннадцать тысяч долларов». Однако по прибытии в Джакарту, Колетта пошел осмотреть зал и выяснил, что это огромный открытый стадион, вмещающий сто двадцать пять тысяч человек. Сцена была сооружена в центре футбольного поля из ящиков из-под апельсинов, а для поддержания порядка приглашена местная военизированная команда, офицеры которой были явно в контакте с организаторами концерта. Индонезийский администратор заверил: «Условия договора будут пересмотрены. Кроме того, мы запланировали еще одно выступление на следующий день».

На первом же концерте, на котором присутствовало сто тысяч человек, участникам группы показалось, что организаторы концерта явно что-то скрывают, На следующее утро произошла встреча менеджеров группы и местных администраторов. Основываясь на цене за один билет и количестве проданных билетов на первом концерте, Колетта потребовал семьсот пятьдесят тысяч долларов. Начался обычный скандал, Через два часа произошел «несчастный случай». Один из телохранителей группы — Пэпси Коллинз «упал» с шестого этажа в шахту лифта в гостинице. Он выполз на улицу, попросил, чтобы его доставили в больницу, и по дороге умер. В четыре часа утра местная полиция арестовала другого телохранителя группы, а также басиста Гленна Хьюза и нового менеджера группы Роберта Кукси, об винив их в причастности к убийству. На второй концерт Гленн Хьюз был отпущен с вооруженной охраной. Все трое переночевали в тюрьме и наутро предстали перед судом.

Судья, похожий на Идди-Амина, весь увешанный какими-то не то медалями, не то значками, все время поигрывал револьвером, крутил барабан, вставляя в него патроны. Вел он себя вообще-то «дружелюбно», по законам гостеприимства, затем признал происшедшее «трагическим несчастным случаем» и взял у «подсудимых» паспорта для «пустой формальности», как он заверил: «Для снятия фотокопий».

Позднее выяснилось, что для того, чтобы получить назад паспорта, по местным законам нужно было заплатить штраф в две тысячи долларов. Из зала суда всех троих отправили в аэропорт, где группа ждала их на борту самолета. Все вздохнули с облегчением! Но не тут-то было! Выяснилось, что шина на одном из шасси самолета проколота. Чтобы сменить ее, нужен специальный домкрат и гаечный ключ. Домкрат им не дали до тех пор, пока группа не заплатила десять тысяч долларов. Кроме того, никто не знал, как этим домкратом пользоваться. И вот менеджеры группы, два рабочих сцены и пилот стали изучать домкрат и вскоре приступили к замене проколотой шины «Боинга-707», Страсти на борту самолета к тому времени накалились настолько, что ребята всерьез уже начали разрабатывать план по захвату одного из маленьких «индонезийских бюрократиков», чтобы сбросить его где-нибудь по пути в Японию над океаном.

Поскольку деньги за концерты все же не были получены, в Джакарту прибыл из Лондона адвокат «Deep Purple» и потребовал встречи с организаторами концертов. Вскоре он догнал группу в Токио, рассказал, что на «деловой встрече» за ним гонялись по комнате с огромным мачете, а на вопрос о судьбе семисот пятидесяти тысяч долларов он лишь, махнув рукой, ответил ребятам: «Забудьте вы про это!»

Так закончились гастроли в Индонезии. Но неприятности группы только начинались...

Томми Болину героин, из-за таможенных осмотров, доставать приходилось на месте. В Джакарте, перед вторым концертом, он впрыснул себе местную низкокачественную дурь, от которой у него отнялась левая рука и он не мог играть ничего, кроме самых элементарных аккордов. Товарищам по группе он сказал, что руку просто отлежал.

Посещения врачей в Джакарте и Токио, где он ходил на иглоукалывание, ничего не дали... На японских концертах 1975 года гитарных партий поэтому явно не хватает.

Последняя пластинка «Deep Purple» была выпущена в октябре 1975 года, и в Америке она поднялась лишь до сорок третьего места, а в Англии — до девятнадцатого места в списках популярности.

все поклонники «Deep Purple» желали видеть лидер-гитаристом этой группы только Ричи Блэкмора, и поклонники Ричи, не стесняясь, кричали об этом из зала. Внутри группы к тому времени произошел раскол. По одну сторону стояли Болин и Хьюз, по другую — Лорд, Пейс и Ковердейл. Обе фракции избегали встреч друг с другом, а разговаривали только перед выходом на сцену.

14 марта 1976 года в Глазго состоялся предпоследний концерт «Deep Purple» в зале «Аполлон». Менеджер группы Роберт Кукси, сидя в зале, с трудом сдерживал слезы. Он видел, как группа гибнет на глазах, как внутренние разногласия отражаются на музыке, как на сцене присутствует лишь бледная тень прошлого. Повернувшись к жене, он сказал: «С меня хватит! Если они будут продолжать в том же духе, то пусть ищут себе другого менеджера».

После ливерпульского концерта Дэвид Ковердейл появился за кулисами весь в слезах и заявил Джону Лорду: «Я так больше не могу. Мы совершенно разные люди! Каждый тяготеет к какой-либо другой музыке, к другим стилям. Каждый тянет в свою строну. Я покидаю группу!» Джон Лорд не стал с ним спорить: «Да, свое слово «Deep Purple» сказала давно, а сейчас уже ничего нового мы сказать не можем. Я не буду с тобой спорить, тем более что Пейс заявил мне нечто подобное несколькими минутами раньше».

И вот 15 марта 1976 года концертом в ливерпульском зале «Импайя» «Deep Purple» закончила свое существование... При расставании ничего теплого сказано не было. Томми Болин поехал в США.

6 июля 1976 года было официально заявлено о расформировании группы «Deep Purple».

ГЛАВА IX
Продолжение следует.

Как же сложилась судьба участников группы «Deep Purple» до того времени, когда в 1984 году они вновь возродили ее?

РИЧИ БЛЭКМОР

Он и Роджер Гловер жили в США, в штате Коннектикут. Ричи руководил с 1975 года группой «Rainbow » («Радуга»). Группа выпустила девять долгоиграющих пластинок. Состав ее сменился шесть раз. На последних трех альбомах звукорежиссером был все тот же Роджер Гловер.

РОДЖЕР ГЛОВЕР

Он был звукорежиссером после ухода из «Deep Purple» у таких групп, как «Nazareth», «Status Quo», «Judas Priest», у Дэвида Ковердейла и Иана Гиллана и многих других.

В 1974 году по особому заказу он написал композицию под названием «Бал бабочек», которая была исполнена в королевском Альберт-холле.

ИАН ГИЛЛАН

Он после ухода купил себе студию звукозаписи, небольшую гостиницу на берегу Темзы и магазин по продаже мотоциклов. С 1975 года руководил

В январе 1976 года проходили гастроли в Америке. Проходили они хорошо, так как американцам льстило, что в рядах их любимой группы американский гитарист. Но когда ребята вернулись в Англию, положение изменилось, так как группой под названием «Гиллан». Группа распалась в 1982 году, выпустив пять альбомов, после чего Гиллан пел с группой «Black Sabbath». Кстати, участники этой группы, выступая на концертах с Гилланом, к ужасу своему стали замечать, что с каждым концертом все чаще и чаще стали исполнять на потребу публике старые песни «Deep Purple». Поэтому странный альянс Гиллан — «Black Sabbath » просуществовал недолго.

ДЭВИД КОВЕРДЕЙЛ

Выпустил в 1977 году сольную пластиночку под названием «Whitesnake» («Белая змея»). В 1978 году собрал группу под таким же названием. В группу в 1978 году пришел Джон Лорд, а в 1980 году — Иан Пейс. С «Whitesnake» выпустил десять альбомов.

ДЖОН ЛОРД И ИАН ПЕЙС

Жили в Англии недалеко друг от друга, оба женаты на сестрах-близнецах. В 1982 году Иан Пейс ушел из «Whitesnake», так как не хотел много гастролировать. На его место пришел барабанщик Кози Пауэл, который до этого в течение пяти лет играл в группе «Rainbow » с Ричи Блэкмором. Еще раньше Лорд с Пейсом играли в группе «Пейс, Эштон энд Лорд».

ДЖОН КОЛЕТТА

Занимался делами группы «Whitesnake», группы Майкла Шенкера и др.

РОД ЭВАНС

Живет в Лос-Анджелесе (штат Калифорния). Брак с богатой американкой оказался недолгим. Некоторое время пел с лос-анджелесской группой под названием «Капитан запредельный». Потом учился на медбрата, специализируясь на заболеваниях грудной клетки.

В 1980 году задумал возродить группу «Deep Purple». Он связался с Ником Симпером (первый бас-гитарист), но тот отказался участвовать в этой афере. Тогда Эванс собрал четверых неизвестных американских музыкантов, внешне очень похожих на участников первого состава «Deep Purple». и в июле-августе дал несколько концертов в Лос-Анджелесе.

19 августа 1980 года состоялся концерт на восемнадцатитысячном стадионе. Группа была разрекламирована как «Новые Deep Purple». Джон Колетта и Тони Эдвардс остановить концерт не могли. Но, не долго думая, поместили в газете «Лос-Анджелес Таймс» объявление, что «Ричи Блэкмор, Иан Пейс, Джон Лорд, Роджер Гловер, Гленн Хьюз, Дэвид Ковердейл, Иан Гиллан, Ник Симпер, Томми Болин НЕ БУДУТ выступать на концерте», а в суд они подали иск. И до распоряжения суда, все дальнейшие выступления «Новых Deep Purple» были прекращены. На Рода Эванса наложили крупный штраф, выплатить который он не смог — не хватило денег.

В связи с этим организация «Deep Purple» перестала выплачивать ему суммы, отчисляемые от реализации пластинки «April» 1969 года.

НИК СИМПЕР

Играл в различных группах после ухода из «Deep Purple». Играл в группе «Лошадь войны». Его последняя группа называлась «Фанданго».

ТОММИ БОЛИН

Погрязал все глубже и глубже в наркотиках. 4 декабря 1976 года, спустя восемь месяцев после ухода из «Deep Purple», скончался от повышенной дозы героина в гостинице в штате Майами после концерта.

ТОНИ ЭДВАРДС

Стал президентом компании «Сафари Рекордс», которая, в частности, выпускает пластинки актрисы и певицы Тайи Уилкокс.

«Deep Purple» — одна из немногих групп, оказавшая огромное влияние на весь рок, включая «металл», сама же она всегда оставалась за рамками четких стилевых определений. В течение долгих лет попеременно считалась тяготеющей то к «прогрессивным», то к «металлистам», Но группа со всем арсеналом доступных лишь ей одной выразительных средств — характерный взрывной саунд, технически сложная лидирующая гитара, ревущий готический орган и суперэмоциональный, уносящийся в стратосферу вокал — всегда старалась искать новые пути в разрабатываемых музыкальных идеях. Их относительно новые композиции, такие, как «Perfect Strangerst» («Совершенно чужие», 1984), говорят о том, что группа отнюдь не пережила свою славу и даже сегодня «Deep Purple» следует рассматривать как одну из ведущих сил рока 80-х и 90-х годов. Имея в своем составе одного из лучших барабанщиков мира и опытнейшего бас-гитариста с талантом продюсера, «Deep Purple» обладает огромными потенциальными возможностями.

Deep Purple» — это разновидность ностальгии, которую умело поддерживали многочисленные книги, вышедшие на Западе и посвященные группе.

И вот в 1983 году Иан Гиллан решил воссоздать «Deep Purple» и отправился в Америку, чтобы убедить остальных собраться в классическом составе. Он встретился с Ричи Блэкмором и Роджером Гловером и изложил свой план. А через год, в 1984 году, группа после многих лет забвения вновь собралась на свой первый после распада джем-сейшн. Вспоминает Роджер Гловер: «Джем получился восхитительным! Как только мы начали играть, все заулыбались и поняли, что мы вновь можем писать музыку вместе. К нам вернулся прежний дух сотрудничества». В мае 1984 года было заявлено, что участники второго состава «Deep Purple» (то есть самого замечательного) решили объединиться вновь. Это были:

ударные — Иан Пейс
бас-гитара — Роджер Гловер
лидер-гитара — Ричи Блэкмор
орган — Джон Лорд
вокал — Иан Гиллан.

Вот что писал об этом Тьери Шатен, французский журналист: «Итак, «Deep Purple» снова вместе, в своем самом нашумевшем составе: Иан Гиллан, Ричи Блэкмор, Иан Пейс, Роджер Гловер(теперь он, помимо всего прочего, и продюсер группы) и основатель и бессменный участник ансамбля — Джон Лорд.

Жду знаменитую пятерку в холле гамбургской гостиницы «Интерконтиненталь». Воссоединение «Deep Purple» кое-кто из мира музыкальных деловых людей с самого начала рассматривал как надежный способ взбодрить любителей «тяжелого рока» и собрать обильный урожай на волне их энтузиазма, подогретого именами, овеянными легендой. Интересно, а что собрало вместе самих музыкантов? Судя по их отношению к моей просьбе об интервью, они остались прежними капризными суперзвездами: Гиллан «улетел в Лондон», Блэкмор «предпочел играть в футбол», Пейс, как обычно, отмолчался. Остались Гловер и Лорд, продюсер и главный аранжировщик.

— Разговоры об этом шли несколько лет, и вот — свершилось. Что заставило вас воссоздать «Deep Purple»?

Джон ЛОРД: Примерно пять-шесть лет бизнесмены, менеджеры, агенты фирм грамзаписи постоянно просили нас воссоединиться, говорили, что на этом можно заработать кучу денег. Но каждый из нас был занят своими делами и был вполне доволен, поэтому мы отказывались. Но года два назад меня нашел Иан Гиллан и сказал, что он порвал со своей группой и хотел бы петь с настоящими «Deep Purple». Я согласился, но только при условии, что мы создадим что-то новое, а не будем гастролировать по стадионам и петь старые вещи. Пейс тоже дал согласие. Блэкмор и Гловер имели обязательства перед своей группой «Rainbow », но в конце концов порвали с ней и согласились тоже. Иан Гиллан — вокалист созданной им группы "Ian Gilian Band" (1975 — 1982)

Мы встретились весной 1984 года. Впервые мы собрались все впятером, будто вернулись на десять лет назад. Так хорошо, как тогда, нам больше не было. Не стану притворяться, будто мы не хотим заработать, но не это главное. Мы хотим вернуться к себе такими, какими были в 1972-м, делать ту нашу музыку, нить которой мы порвали.

Роджер ГЛОВЕР: Вряд ли удастся переубедить тех, кто считает, что мы снова вместе из коммерческих соображений. Но здесь другое. Мне трудно сформулировать свою мысль, но с того момента, как мы заиграли вместе, я лично счастлив. Мы пытаемся восстановить ту немыслимую связь, что была между нами тогда.

— Но у вас всегда были сложные отношения...

Джон ЛОРД: До 1972 года у нас все было прекрасно. А потом из нас сделали машину для делания денег. Почти весь 1972 год мы провели на гастролях в США. Там-то все и началось: устали. Гиллан и Блэкмор начали ссориться, а наши менеджеры хотели выжать лимон до последней капли. Тогда Гиллан и решил уйти, а за ним и Гловер, они были друзья.

Мы и сейчас часто спорим на репетициях, но прошло десять лет, мы стали старше и, возможно, мудрее. Мы сумели сделать выводы из наших старых ошибок.

— А как прошли репетиции в «новом старом» составе?

Роджер ГЛОВЕР: Поначалу ощущение было довольно странным. Все же прошло десять лет, мы все изменились. Но мы ведь так и хотели — не жить за счет прошлого.

— Какие у вас планы?

Роджер ГЛОВЕР: Начинаем гастроли по Новой Зеландии и Австралии, потом Европа и США, а после этого — запись на студии.

Джон ЛОРД: Не хотелось бы стать ансамблем для кабаре, пусть и высокого класса, играть старый репертуар и вызывать ностальгию слушателей по семидесятым. Но, конечно, мы будем играть и старые вещи, те, что публика любит.

— Не испытываете ли вы странного чувства, играя перед публикой, которая в среднем вдвое моложе вас?

Роджер ГЛОВЕР (раздраженно): Публика есть публика. В конце концов, я люблю играть. Времена меняются. Рок перестал быть музыкой только молодежи. У нас есть и прежние поклонники.

Джон ЛОРД: Мы должны показать, что и сегодня можем звучать современно. Нельзя терять связь со слушателями, Очень надеюсь, что с нами этого не произойдет.

— В любом случае предстоит напряженная работа, Выдержите?

Джон ЛОРД: Когда встаешь в семь утра, чтобы успеть на девятичасовой самолет, с которого надо пересесть на вылетающий в одиннадцать, а третий- в тринадцать, первый — опаздывает, и ты не успеваешь на следующий, а тебя ждут на стадионе, и прямо с трапа, без отдыха, на сцену — тут недолго и сломаться! Но ведь мы знаем, на что идем...»

Таким образом, группа опять собралась вместе, подписала контракт с фирмой «Полидор», и в ноябре 1984 года выпустила альбом «Perfect Strangerst» («Совершенно чужие»), Это был их первый студийный альбом за последние семь лет. Он был «платиновым», и группа отправилась в Америку. Следующий альбом «The House of Blue Light» («Дом голубого света») был выпущен в 1987 году. В нем дух группы оказался слабее, чувствовалась борьба за авторство.

В начале 1989 года группа начала работу над очередным диском, в котором, как предполагалось, вокалистом должен был быть все тот же Гиллан. Выпуск альбома планировали на январь 1990 года. Двадцать лет назад группа сформировалась, и было бы стыдно ничего не сделать в канун этой даты. Но вдруг Гиллан заявляет об уходе. Это известие всполошило не только рок-фэнов, но и всю мировую рок-общественность. Как мог он так поступить, он, кто ратовал за восстановление группы и воскрешение ее былой славы?!

Остальные участники «Deep Purple» разделяли всеобщую скорбь, но недолго — в записи нового альбома 1990 года принял участие вместо Гиллана Тэрнер — экс-вокалист «Rainbow », группы Ричи Блэкмора.

Неожиданность ухода Гиллана из группы наложила отпечаток на альбом, который кажется более чем скучным.

И все же группа «Deep Purple» является одной из великих групп, «корнем», из которого выросло «дерево» британской «тяжелой музыки» (и не только британской).

В ноябре 1992 года в английских средствах массовой информации промелькнуло сообщение, что солист легендарного второго состава «Deep Purple» хочет вновь воскресить классическое звучание группы. Он вернулся к своим друзьям после почти трехлетнего перерыва.

В 1993 году вышел новый альбом группы - "The Battle Rages On ..." - в котором группа полностью реабилитировалась за свою прошлую неудачу. Поклонники группы радовались новому рождению классического состава. После выхода альбома последовало мировое турне, посявщенное, как и альбом, 25-летию начала истории "Deep Purple". Турне сопровождалось очередными стычками между Гилланом и Блэкмором. Ричи считал, что Ян стал плохо петь (он дествительно уже не мог вытянуть "Child In Time", как в 70-е, а в остальном же он был просто класс). Перед концертами в Японии Ричи заявил, что покидает группу. Джон Лорд вспоминает: "Много лет мы верили, что "Deep Purple" не может существовать без Ричи Блэкмора. Он же и убедил нас в обратном. Он ушел из группы во время мирового турне 1993 года, когда мы должны были отыграть 8 концертов в Японии, билеты на которые уже были проданы. И он сделал Яна Гиллана ответственным за это. Он сказал, что Ян не может петь. Но Ян пел как ангел, он был прекрасен ... Ричи хотел сделать из нас что-то на подобие "Rainbow" - он отвергал наши идеи и хотел играть только то, что нравилось ему". Блэкмор покинул группу и воссоздал "Rainbow". Нужно было срочно найти нового гитариста, который смог бы заменить Ричи. Решили, что им станет Джо (Joe Satriani).

В 1994 годув "Deep Purple" был приглашен Стив Морс (Steve Morse) . После прихода Морса обстановка в группе полностью наладилась. На концертах стали исполняться вещи, которые не хотел исполнять Блэкмор. Публика тоже тепло приняла нового, причем, довольно техничного гитариста. Новым составом группа выпустила альбом "Purpendicular". Джон Лорд рассказывал: "Как только Стив начал играть у нас на гитаре, он уже слышал множество наших песен, и он нашел свой собственный стиль - он свой человек. Но все же классические соло Ричи Блэкмора должны быть скопированы ... Наш новый альбом - настроение 70-х годов, наших лучших времен. Стив звучит прекрасно". В 1998 году вышел очередной и пока последний студийный альбом группы - "Abandon". После него последовало мировое турне в поддержку альбома.

В 1999 году выходит альбом  Bananas. В 2005 Rapture Of The Deep (2005).

 

 

Последнее обновление ( 28.06.2008 г. )
 

Комментарии  

  1. #1 Алекс Написать письмо
    2010-11-2703:49:02
    Почитал… ну да, всё вроде верно, кроме автора))) при чём тут …"по книге О. Фёдорова"… Всё из передач Севы Новгородцева (город Лондон - BBC) 80 - е годы. Просто СЛУШАЙТЕ Deep Purple и всё, не ведитесь на антураж(который чаще придумывают бумагомараки)…

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Изображение Список Цитата


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »

Adeptus Chat

Сообщения чата
E-Mail
Имя
Powered by AChat © 2008 Adeptus
© 2018 Dark Rock Club.ru
Joomla! - свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.
Русская локализация © 2005-2007 Joom.Ru - Русский дом Joomla!
Страница сгенерирована за 0.313621 секунд